ГлавнаяОбратная связьКарта сайта
Бобруйск // Вечерний Бобруйск // В гостях у "Вечерки"

Новые старые «Песняры»

Государственный ансамбль «Песняры» на сегодняшний день является визитной карточкой нашей страны. И представить культуру Беларуси без этого коллектива никак не получится.
Накануне концерта в Бобруйске трое «Песняров», трое солистов — долгожитель коллектива Валерий Скорожонок, обладатель звания «Главные усы ансамбля» Олег Железняков, клавишник и музыкальный руководитель Роман Козырев — побывали в гостях в редакции «Вечернего Бобруйска».

О «Песнярах», Бобруйске и о себе
Валерий Скорожонок:
— В следующем году будет десять лет, как я работаю в «Песнярах». А наше летоисчисление как ансамбля начинается 1 сентября, и самому ансамблю уже 38 лет. Состав, который сегодня у вас в гостях — совсем молодой, полностью обновленный, его история началась в 2003 году. Был проведен кастинг, и из 56 претендентов отобрали самых талантливых. Роман Козырев у нас сегодня — музыкальный руководитель. Все мы из разных городов: Роман — из Гомеля, я родился в Вилейке Минской области, а Олег — в Речице.
Роман Козырев:
— Все наши музыканты — талантливые и профессиональные, и учить, как играть и петь, никого не нужно. Но вот осознать, постичь всю эту духовную «песняровскую» среду сложней. Я считаю, что «Песняры» — это такие большие плечи, которых ты должен быть достоин. Это как аванс, и его нужно оправдывать.
Олег Железняков:
— Я начал петь с четырех лет, и меня никто не учил этому. И, кстати, пел все песни «Песняров» с их первого диска, который в то время как раз вышел…Так что «Песняры» тех лет — мои учителя. Потом я окончил музыкальную школу по классу баяна и фортепиано. Потом играл в ресторанном ансамбле в Речице.
— Олег, а ваши знаменитые «песняровские» усы — это тоже дань образу?
— Когда-то нам задавали вопрос: с чем у вас ассоциируются ВИА «Песняры»? И почему-то, закрыв глаза, я представил, что это обязательно исполнение песен на белорусском языке, обувь на высокой платформе и вот такие усы!
Валерий Скорожонок:
— В те времена на сцене нужно было стоять статично, ровно у микрофона, иначе бы ни один худсовет не допустил к пению... А сама аппаратура была несовершенной, и особенно когда выступали под открытым небом, да еще во влажную погоду, микрофоны… током били по губам! Мулявин сделал такую хитрость: он отпустил усы и рекомендовал это остальным, чтобы, прикасаясь к микрофону не губами, а усами, таким образом себя обезопасить. Очень скоро усы на эстраде вошли в моду.
Олег Железняков:
— В 1990 году у вас в Доме офицеров проходил рок-фест, не помню, кто его проводил... А я только что пришел из армии, жил в Речице, играл музыку в стиле хард-рок и тяжелый блюз, и мы с нашей группой «Тяжелая артиллерия» приехали к вам, очень хорошо отыграли. Когда все закончилось, время было уже позднее, а хотелось еще пообщаться с местными музыкантами. Пообщались неплохо, и в результате… нам пришлось ночевать на бобруйском вокзале — не успели на автобус. Но я вспоминаю, что нас это не смутило — на вашем вокзале нормально было и тепло.

Заложники брэнда
Валерий Скорожонок:
— Вы все знаете, и это ни для кого не секрет, в какое время этот молодой коллектив собрался. Мы пережили солидную закалку, в нас со всех сторон летели стрелы… Но мы на них не реагировали и не реагируем. Пусть все плохое, что сказано в адрес нынешнего состава «Песняров», останется на совести сказавших. А мы работали и работаем и не имеем права выпускать альбомы никудышные. Поскольку мы взяли это непростое и очень сложное наследство, коллектив должен иметь преемственность. На каких-то определенных людях, а это и мнение нашего Президента, коллектив не должен завершать свое существование. Потому что «Песняры» и их песни уже стали классикой, и наша задача — сохранить узнаваемый стиль. Поскольку сам Владимир Георгиевич Мулявин поставил очень высокую планку для «Песняров», мы должны ее не только удержать, но и выглядеть не хуже. Но мы себе ставим задачу — быть лучше!
Роман Козырев:
— Недавно вышел наш новый альбом «Распавядальная». Это итоговая работа за последние четыре года. А еще у нас появился свой сайт www.pesnyary.by. На нем недавно появилась статья «Нота судьбы» о Владимире Мулявине. И там есть такие слова: песня может быть старой и давно написанной, но она должна быть современной и волновать людей сейчас! И я думаю, что в нашем дальнейшем творчестве так и будет. Есть вечные темы — любовь, дружба, и эти вечные эмоции, пока они существуют, мы будем передавать максимально искренне и правдиво.
Валерий Скорожонок:
— В этом же, «песняровском» стиле пишет наш руководитель коллектива Вячеслав Шарапов, а совсем недавно и Олег написал песню на стихи Янки Купалы. Вот, кажется, что «Песняры» уже всего Купалу «перелопатили». А мы еще нашли неизвестные, неиспользованные стихи и «копаем» дальше. На сегодняшний день у нас в репертуаре так много песен, что запросто можно играть более чем 4-хчасовой концерт! Но некоторые песни из репертуара Мулявина мы не брали и брать не будем, хотя очень часто нас просят на концертах исполнить. Мы считаем себя не вправе. Никто так, как Мулявин, не споет ни «Молитву», ни «Крик птицы» или «Обманите меня». И на недавнем конкурсе молодых исполнителей на «Славянском базаре» зря Колдун взял «Молитву». Мое мнение: такие песни нужно внутренне пережить. Мулявин пропускал их через себя и свое сердце. А конкурсанты исполняют бездумно, просто берут верхние ноты, показывают свой диапазон, а поют с пустыми глазами.

О голосе, о публике и о Евровидении
— Валерий, всегда удивляюсь: как вам удается брать такие запредельно высокие ноты?
— Я ни у кого не учился, это все господь Бог и природная постановка голоса. Конечно, я ежедневно репетирую и распеваюсь как вокалист. Как бережем голос? По методу Любови Казарновской, все гениальное просто: кипяток, лимон, сахар.
— Ваш самый памятный концерт?
— Самый ответственный, я бы сказал. Когда нам поставили задачу в кратчайшие сроки показать свое лицо. Мы собрались в сентябре 2003 года, а уже в ночь с 31 на 1 января должны были предстать перед Александром Григорьевичем Лукашенко. Собрались все высокопоставленные лица, конечно же, мы волновались! Наша задача была — спеть хотя бы три песни, а мы отработали 50 минут, зрители не танцевали, не ели и не пили, все, стоя, слушали. Для нас это был большущий экзамен. И когда мы увидели, что сам Президент поет вместе с нами, как-то легче стало… А потом он на весь зал крикнул: мол, ну вот, а мы не знаем, кого послать на «Евровидение»!
— Кстати, слабо на «Евровидении» выступить?
— Это, знаете, тема щепетильная, нужно очень хорошенько думать.
Роман Козырев и Олег Железняков, в один голос:
— А мы думаем, что могли бы, сто процентов! Вопрос — кому ехать? Сейчас нас на сцене — 9 человек, а по формату «Евровидения» нужно не более 6. А песню нужно исполнять только на белорусском языке. Это же конкурс, где государство позиционирует себя и свое лицо в Европе. Кто-то пытается поехать и выиграть, а кто-то — показать страну и себя.
Валерий Скорожонок:
— Да, Сердючка уж такой «уровень» Украины показала. Клоунада!
— В вашем коллективе кто-то разговаривает на белорусском языке?
Валерий Скорожонок:
— В обиходе говорим на русском. 30 лет этим коллективом руководил русский человек. Мне Мулявин говорил, что его подкупили две составляющие: искренность белорусского народа и его певучая мова.
— Мы много гастролируете. Какая публика, в какой стране вас особенно любит?
Валерий Скорожонок:
— Та, которая дома. Но в России люди тоже соскучились, они давно не слышали живого, настоящего звука. И даже наши «коллеги», которые колесят по российским просторам, используя брэнд «Песняров», нам не мешает. Все это — дети лейтенанта Шмидта. Они работают под фонограмму, а сейчас в России принят закон о запрете фонограммы…
В Ливане мы выступали, и залы были забиты, ведь много ливанских студентов училось в Беларуси, их жены тоже, и все помнят «Песняров». А после концерта еще больше часа мы автографы раздавали.
Недавно я был в Израиле на Пасху, и оттуда нам поступают приглашения приехать с концертами. Почему бы и нет?

Наша анкета
Кто вы по знаку Зодиака?

В. С.:
— Близнецы.
О. Ж.:
— Скорпион.
Р. К.:
— Лев.
Ваше любимое время года?
В. С.:
— Весна.
О. Ж.:
— Осень.
Р. К.:
— Зима.
Ваш любимый праздник?
В. С.:
— Пасха.
О. Ж.:
— Новый год.
Р. К.:
— Новый год.
Любимое животное?
В. С.:
— Собака.
О. Ж.:
— Собака. Но держу в доме попугая.
Р. К.:
— Коты, кошки, тигры.
Ваш идеал женщины?
В. С.:
— В женщине ценю верность!
О. Ж.:
— Спокойная, рассудительная, умная и красивая.
Р. К.:
— Оксана, моя жена, она танцовщица.
Ваше любимое блюдо?
В. С.:
— Туркменские манты. Я недавно купил мантоварку, тесто делает жена, а я — все остальное.
О. Ж.:
— Все, что приготовлено с душой.
Р. К.:
— Все сладости. Когда мы приезжаем в Санкт-Петербург, то первым делом идем на их сладкий комбинат. Там много восточных сладостей, а у нас их никто не производит. Когда мы уезжаем на гастроли, нас в дорогу хорошо «собирают». На концертах дарят торты, пироги с вишней.
Что любите выпить?
В. С.:
— Зеленый чай и соки.
О. Ж.:
— Мы постоянно кофе «хлещем»!
Р. К.:
— Мартини. Но главное, чтобы на гастролях не закончился кофе…
Ваша любимая песня?
В. С.:
— «Любовь» из кинофильма «Романс о влюбленных». Нравится, когда ее исполняет Александр Градский.
О. Ж.:
— Разные песни.
Р. К.:
— Мне нравится джаз. А в дороге мы любим сочинять шуточные песни про города, в которых бываем.
Ваш любимый уголок на земле?
В. С.:
— В Витебской области любое лесное озеро.
О.Ж.:
— Там, где живу.
Р. К.:
— Когда после длительных гастролей въезжаешь на нашу белорусскую территорию и видишь деревья, холмы, леса, понимаешь, что это и есть твоя любимая земля.

Записал Владимир РЕПИК.
Фото Дмитрия МЯКИНА.


02/12/07 | просмотров: 3112 | Комментировать

© 2006-2018, bobruisk.org