ГлавнаяОбратная связьКарта сайта
Бобруйск // Вечерний Бобруйск // В гостях у "Вечерки"

Заместитель начальника УВД, начальник предварительного расследования Владимир Галушко: «Силу можно побороть только законом»

Кратко о нашем герое
Знакомьтесь: заместитель начальника УВД горисполкома, начальник  предварительного расследования, подполковник милиции Владимир Васильевич Галушко.
Родился: 8 марта 1962 года в российском городе Челябинске.
Учился: после 8 классов школы окончил Челябинский автотранспортный техникум, высшее образование получил заочно в Свердловском юридическом институте.
Служба: срочную проходил в погранвойсках на китайской границе, в Амурской области, после армии служил в полку патрульно-постовой службы милиции в Челябинске, участковым инспектором. В Бобруйске с 1992 года. Был оперуполномоченным Ленинского РОВД, старшим дознавателем, с сентября 1995 года — на следственной работе. В октябре 2005-го назначен начальником предварительного расследования ОВД горисполкома.
Семейное положение: жена, Ольга Васильевна, работает в отделе кадров БГЭУ, дочь от первого брака Оксана живет в Челябинске.

«Разговорить можно любого подследственного»
— Владимир Васильевич, с чего начинается следствие?

— С возбуждения уголовного дела, если в собранных материалах наличествует состав преступления. Возбудить дело вправе сам следователь, без прокурора. Решение согласовывается со мной и начинается расследование дела. Направляю следователя в том или ином русле, ведь бывает, что он не видит ту «изюминку», за которую можно зацепиться. Если вина человека не доказана, принимается решение о прекращении уголовного преследования. Законом предусмотрен срок дознания один месяц, срок расследования — два. Потом дело или направляется в суд, или продлевается либо приостанавливается по решению прокурора. Верхний предел, кажется, полтора года.
— А чем отличается работа следователя милиции от работы следователя прокуратуры? Не дублируют ли эти службы одна одну?
— Нет, не дублируют. Одна категория дел подведомственна прокуратуре, другая МВД, третья КГБ. Если следователь прокуратуры рассматривает убийства, то причинение телесных повреждений, ДТП и т.д. — наша служба. Это сделано для того, чтобы не было путаницы.
— Есть ли у следователей какие-то профессиональные секреты?
— Не сказал бы. Но немаловажен опыт общения, умение разговорить человека. Ведь разговорить можно любого подследственного, даже если он очень замкнутый. Важно найти в нем «изюминку», так называемую болевую точку, расположить его к себе в доверительной беседе. Если же доказательства собраны с нарушением законодательства, то они не являются доказательствами. Есть такая тенденция: мол, силу можно побороть только силой. Я же считаю, что силу можно побороть только законом, если правильно им руководствоваться.
— Где следователи допрашивают совершивших преступления?
— Вызывают к себе повестками, по телефону. А если мерой пресечения выбрано заключение под стражу, то и в следственном изоляторе.

«Эмоции нужно уметь прятать»
— А вправе ли испытывать следователь личную неприязнь к преступнику?
— Знаете, следователь — такой же человек, как и большинство в обществе, ему не чужды и какие-то слабости. Скажите, какие можно испытывать чувства к человеку, который совершил развратные действия в отношении ребенка, если у самого следователя есть дети? Но нормальный следователь должен уметь прятать свои эмоции.
— Сколько следователей у вас работает, какова у них нагрузка?
— В моем подчинении две службы — орган дознания и непосредственно предварительное расследование, в них работает 101 человек. Нагрузка на одного в среднем 10-12 уголовных дел. От качества их расследования зависит и размер надбавки к окладу — она может быть и максимальной, и минимальной.
— А какими техническими средствами пользуетесь?
— Если раньше работали на механических пишущих машинках, то теперь у нас компьютеры, ксероксы. Следователи пользуются фотоаппаратами, видеокамерами, диктофонами, службы обеспечены машинами. При расследовании дел о краже мобильных телефонов работаем с операторами сотовой связи, можем проследить по номеру дальнейшую судьбу телефона. Но не все такие дела удается раскрыть. Купил человек мобильник по объявлению, но не знает, что он краденый. Приходит милиционер и изымает похищенный телефон. Мобильник может пройти через 5-6 человек, и мы не можем установить, кто его похитил. А подобные кражи очень часты — бывает, из 10 преступлений за сутки 8 связано с хищением телефонов.
— Используете ли такой метод, как прослушивание домашних телефонов подследственных?
— Если в этом есть необходимость, то да. Но с санкции прокурора. Могут прослушиваться телефоны и работников милиции, ведь и над ними есть надзор по выявлению нечистых на руку.
— А бывает, что на следователя «выходят», скажем, родственники совершивших преступления?
— Случается, особенно это было распространено в 90-е годы. Один следователь в Ленинском районе даже был осужден за взятку на пять лет. Если следователь малодушный, он может пойти на преступление. Но при нынешнем контроле любой недочет станет очевиден.

«Человек в толпе — это часть толпы»
— Как вы относитесь к понятию «злой и добрый следователь»?
— Следователь не может быть либо злым, либо добрым. Он должен быть объективным. У милиции много служб, но обыватель всех, как говорится, под одну гребенку. Вот и получается, что кто-то злой, а кто-то добрый.
— Какое из дел в вашей следственной практике особо запомнилось?
— Тем сложнее дело, тем интереснее его расследовать, больший азарт появляется. Тяжелым для меня было расследование хулиганства в районе авиагородка, когда четыре девочки из-за мальчика избили подружку. Очень много времени потратил на то, чтобы узнать, кто из этих девчат причинил ей перелом челюсти. Ведь чем больше людей участвуют в преступлении, тем легче уйти от ответственности. Было непросто, это дело и сейчас на уме. Виновные понесли условное наказание. Со временем девушки исправились, обзавелись семьями. А тогда это был детский максимализм, надо было себя «проявить». Как говорится, человек в толпе — это часть толпы, и куда подует ветер, туда она и пойдет.
— А бывало, что бывшие подследственные благодарили вас?
— Есть случаи, когда люди со мной благожелательно здороваются, а я их уже и не помню. Когда я был оперуполномоченным, группа малолеток совершала кражи из ларьков в центре города. Сколько ни бился с ними с уговорами, не помогало. Когда ребята стали совершеннолетними, их осудили. Теперь они здороваются со мной. А вообще, перевоспитать человека очень сложно. Если с детства, до пятилетнего возраста, ребенку не привить положительные качества, упущенное трудно наверстать.
— Сейчас практикуется принудительное трудоустройство нерадивых родителей на предприятия, чтобы удерживать с них средства на содержание детей. Но работать они не хотят, становятся обузой для коллективов. Как вы считаете, это правильное решение?
— Обсуждать эту тему не будем, это политика. Но скажите, разве возможно перевоспитать взрослого человека? Нельзя, если он сам не захочет изменить свой образ жизни. Можно изолировать алкоголика в ЛТП, но никто не заставит его бросить пить, если он сам морально не настроен на это. Не помогут ни таблетки, ни уколы, ни кодирование. Такой человек живет одним днем и не собирается перевоспитываться. Воспитывать, повторюсь, нужно в раннем детстве.
— Что нужно, чтобы стать хорошим следователем?
— Практика, опыт. Нужно отработать на следственной работе как минимум 3-5 лет, чтобы они появились. Багаж знаний, которые дают институты и академии, это, мягко говоря, теория, которая часто расходится с практикой. Мы, конечно, руководствуемся и теоретическими знаниями, потому что нельзя расследовать дела шаблонно, каждому преступлению характерны какие-то особенности. Во время реорганизаций в бобруйской милиции были оттоки кадров, приходили молодые дознаватели и следователи, которых надо было учить. Многое зависит от руководителей. Когда межрайонный следственный отдел возглавлял Григорий Куприянович Воробьев, он собрал вокруг себя наиболее подготовленных следователей.
— Как свободное время проводите?
— Редко оно выпадает. Дачи не имею. В отпуска езжу к матери в Челябинск, которая, как хороший старшина в армии, не может видеть, как солдаты сидят без дела. С дочерью общаюсь. Люблю книжки читать-перечитывать.
Александр УДОДОВ.
Фото Дмитрия МЯКИНА.

Наша анкета
Кто вы по знаку зодиака и гороскопу?
— Рыба, Тигр.
Ваша любимая книга?
— «Поднятая целина». Я ведь из уральских казаков.
Любимый праздник?
— 8 марта. Это мой день рождения и жена, в шутку сказано, не может нагрузить работой.
А любимое время года?
— Весну люблю.
Ваше любимое животное?
— Кошка. Она у нас дома живет.
Какие песни любите напевать?
— Что-нибудь из репертуара челябинского «Ариэля», белорусских «Песняров».
Любимое блюдо?
— Окрошка.
Ваш идеал женщины?
— Моя жена.
 Из напитков что предпочитаете?
— Из спиртных — водку, хорошее красное вино. Люблю зеленый чай, но настоящий, не в пакетиках.
Ваш любимый уголок на земле?
— Родной Челябинск. В Бобруйск влюблен во многом благодаря каштанам — в Челябинске они не растут.
 


04/07/07 | просмотров: 2624 | Комментировать

© 2006-2018, bobruisk.org