ГлавнаяОбратная связьКарта сайта
Бобруйск // Вечерний Бобруйск // В гостях у "Вечерки"

Виктор Евстафьевич Балаханов, Заслуженный работник культуры БССР, руководитель заслуженного любительского коллектива РБ РУП «Дворец искусств» народного хора г. Бобруйска:" Попса заполонила всю Беларусь".

Виктор Евстафьевич Балаханов

Кратко о герое
Знакомьтесь: Виктор Евстафьевич Балаханов, Заслуженный работник культуры БССР, руководитель заслуженного любительского коллектива РБ РУП «Дворец искусств» народного хора г. Бобруйска.
Родился: 1 мая 1942 года в г. Шклове в многодетной семье. Отец работал торфмейтером (занимался мелиорационными работами). Мать была домохозяйкой. «Но она прекрасно пела, знала все обрядовые песни, и ни одно мероприятие (свадьбы, крестины, похороны) не обходились без нее», — говорит Виктор Балаханов.
Образование: в 1959 году окончил школу в Шклове (в то время она называлась Сталинской школой № 3). В 1970 году — Гродненское музыкальное училище.
Работал: сразу после школы руководил духовым оркестром в Шклове. Служил в армии под Борисовом. После отработал год в Доме офицеров в Печах. С 1965 по 1975 годы был художественным руководителем районного Дома культуры, руководителем хора, духового оркестра и инструментального ансамбля в Славгороде. В 1975 году был приглашен на Белорусский шинный комбинат для организации самодеятельности. В 1980 году хор при клубе БШК получил звание «народный». Помимо этого, Виктор Евстафьевич руководит народным хором работников культуры Бобруйского района и хором «Беларусбанка».
Семейное положение: женат вторым браком. Супруга Ирина работает во Дворце искусств, заведует сектором по работе с детьми. От первого брака у Балаханова есть взрослые сын Сергей и дочь Инна. Второй сын Андрей учится в Белорусском университете информатики и радиоэлектроники (БГУИР).

«В 9 классе я уже вовсю играл в парке на танцах»
— Виктор Евстафьевич, как случилось, что сразу после школы 17-летний мальчишка стал руководителем оркестра?
— Еще когда мне было 10 лет, мой старший брат Петя принес домой большой блестящий инструмент (бас), и мне он очень понравился. А когда чуть позже я услышал на каком-то городском празднике, как брат на нем играет, я решил для себя, что обязательно буду заниматься музыкой. Мы с друзьями подались в клуб «Красный Октябрь», который существовал при бумажной фабрике «Спартак» в Шклове. Меня приняли в детский духовой оркестр. Я научился играть на альте, затем на теноре, позже сам освоил баян. В 9 классе я в составе оркестра уже вовсю играл в клубе, в парке на танцах и городских праздниках, аккомпанировал хору на баяне. И вот, когда я оканчивал школу, руководитель нашего оркестра Николай Соболевский уезжает работать в Мстиславль. И ребята из оркестра (всего человек 15), которым было по 30-50 лет, общим собранием… назначают меня своим руководителем. Я им говорю: «Да не справлюсь я, и образования у меня нет». А они в ответ: «Мы тебе доверяем, и все у тебя получится». Предыдущий руководитель был кларнетистом, мне пришлось освоить и этот инструмент…
А в 1960 году я устроился работать на бумажную фабрику помощником накатчика. В те времена, чтобы поступить учиться после школы, нужно было 2 года где-нибудь отработать. На фабрике у меня была такая должность: я стоял и смотрел, как накручивается бумага на барабан, и в случае обрыва свистел в свисток, чтобы пришел машинист. Но уже через два месяца все на фабрике поняли, что бумажник из меня не получится — постоянно меня звали играть в клубе, на городских мероприятиях. Пришлось уйти в клуб.
 
«В Бобруйске каждый четвертый — солист»
— Виктор Евстафьевич, а сегодня многие ли хотят петь в хоре?
— По своей воле приходят немногие. Некоторые боятся, что не пройдут отбор. Прослушивание у нас обязательное, ведь коллектив серьезный, известный. Поощряется народная манера исполнения — широко, голосисто, с душой.
А вообще, когда заходит речь о том, что нужно ходить три раза в неделю на репетиции и по 2-3 часа заниматься, немногие соглашаются. Да к тому же мы ведь выступаем везде бесплатно. Когда хор еще принадлежал БШК, так хоть ездили отдыхать на море ежегодно за счет предприятия, выступали в Болгарии, Германии, Польше, других странах — опять же, не без помощи шефов. Сейчас мы «принадлежим» городу, и вот уже года два, как практически никуда не ездим... Последний раз были в 2005 голу на Украине. Но в основном выступаем только на городских мероприятиях.
— Почему же вы «невыездные»? Денег город не дает?
— С этим сейчас тоже трудновато, хотя я уверен, что город пошел бы нам навстречу, наш коллектив ценят. Но причина еще и в том, что сейчас организаторы всех международных фестивалей ставят такое условие: «Мы вас 3 дня будем кормить-поить, но приезжайте своим «ходом», и в коллективе должно быть не более 15-20 человек». А в моем хоре — 30 человек! «Оторвать» кого-то я не могу.
— Уже более тридцати лет вы руководите хором в Бобруйске. Встречались ли вам за это время уникальные голоса, обладатели которых работали на шинном?
— Встречал и мужчин, и женщин с прекрасными вокальными данными, но именно такие талантливые от природы люди почему-то совсем не хотят в самодеятельность... В составе моих нынешних коллективов выдающихся голосов нет, но уровня «выше среднего» есть. А вообще хочу сказать следующее: сегодня в Бобруйске поют многие, и каждый четвертый — солист, но в основном все поют одинаково.
— Каким образом вы подбираете песни для хорового репертуара?
— Вопрос больной. Потому что народные песни — в основном все «заезжены», а современников, пишущих в этом стиле, не так уж и много. Обычно я беру приличную народную песню и сам обрабатываю ее с учетом вокальных данных моего коллектива. Из авторов сотрудничаем с народным артистом РБ Михаилом Дриневским, руководителем ансамбля «Бяседа», народным артистом Леонидом Захлевным. С удовольствием исполняем песни моей землячки Галины Семиной, которая сейчас живет в Могилеве. Очень самобытным «народным» композитором Бобруйщины был Виталий Васильевич Силивончик...

«Хоровое пение не развивается»
— Раньше даже на самом маленьком предприятии были свои духовые оркестры, народные хоры. Почему сейчас все изменилось?
— Не ошибусь, если скажу, что когда у власти была коммунистическая партия, она пристально следила за идеологией, отдыхом трудящихся, приобщением людей к культуре и искусству. В 1975 году, когда я был руководителем хора, духового оркестра и инструментального ансамбля в Славгороде, и меня заметили, пригласили на работу в Бобруйск, я думал: стоит ли все менять и ехать в незнакомый город? Ведь и в Славгороде меня уважали, ценили, к тому времени у меня уже была семья... Но в Бобруйске мне сразу дали 3-комнатную квартиру, к тому же еще и разрешили самому выбрать, какую хочу. Вот такое было отношение к культуре…    
— Так, может, народное хоровое пение потихоньку умирает?
— Оно не умирает, но и не развивается. Оно застыло, и по репертуару, и по востребованности. Сегодня «попса» заполонила не только Бобруйск, но и всю Беларусь. Но, думаю, народное хоровое пение совсем не исчезнет, оно всегда будет занимать свою ячейку.
— Кстати, как вы относитесь к современной обработке народных песен, это ведь тоже своего рода попса?
— Положительно. Уважаю тех же Бабкину, Кадышеву. Так, как споет народную песню Надежда Кадышева, ведь никто не споет? Но раздражает, когда некоторые уходят с головой в шоу-бизнес и забывают о том, что нужно делать не только шоу, но еще и хорошо петь.

«Не будь Ирины, может, я бы к вам и не пришел такой подтянутый»
— Виктор Евстафьевич, вы сами что любите слушать? Только народные песни?
— Почему же. Мне нравится все, что сделано хорошо. Вот сын любит группу «Раммштайн», и я с удовольствием ее слушаю, чувствуется, что это сильная, ни на кого не похожая группа, настоящие мужики. 
— А вы поете?
— Как солист — нет. Но голос у меня не противный. Участники хора с удовольствием слушают, как я пою, а некоторые мужчины даже копируют меня.
— Извините за этот, может, слишком интимный вопрос… У вас такая молодая, красивая жена. Влияет ли разница в возрасте на ваши семейные отношения?
— Моя жена Ирина моложе меня на 20 лет. Когда мы познакомились, мне было 43 года, ей — 23. Так получилось, что к тому времени из-за проблем в личной жизни я пребывал в подавленном настроении. Но судьба… Мы вдруг столкнулись с Ириной — и все, я пропал. И все же я отдавал себе отчет в том, что она значительно моложе… Перед тем, как заключить брачный союз, все спрашивал Ирину: «Ты хорошо подумала?». Она отвечала: «Да». И вот уже 20 лет мы вместе, и я ни разу об этом не пожалел, она, вроде, тоже. Я вам так скажу: ее молодость и мой жизненный опыт, по-моему, очень гармонично сочетаются. Не будь Ирины, может, я бы к вам и не пришел такой подтянутый, в галстуке. Тряпочку какую-нибудь одел бы и пошел. А жена мне не дает этого делать, заботится обо мне, и я ей за это благодарен.
Ирина РЯБОВА.
Фото Дмитрия МЯКИНА.

Наша анкета
Кто вы по знаку Зодиака и по году?
— Телец и Лошадь.
Ваша любимая книга?
— Повести Василя Быкова и «12 стульев» Ильфа и Петрова.
Ваше любимое время года?
— Ранняя осень, когда природа щедра на яблоки, груши, картошку, и вокруг необыкновенно красиво.
Ваш любимый праздник?
— День рождения моей жены — 20 марта.
Ваше любимое животное?
— Кот. Еще в детстве мама меня называла «кошатником», потому что я очень любил это милое животное. Я бы и сейчас с удовольствием держал в квартире котика. Но нет времени для ухода за ним.
Ваш идеал женщины?
— Чтобы была заботливой, доброй и еще хорошей матерью моему ребенку. Словом, это моя жена.
Ваше любимое блюдо?
— Холодец и картошка, тушенная с ребрышками. Мы всегда делаем эти блюда на праздники.
Что вы любите выпить?
— Пиво. В последнее время нравится светлый «Бобров».
Какие песни напеваете?
— Я напеваю везде и всегда, чаще народные песни. Обычно ту, над которой работаю в данный момент.
Ваш любимый уголок на земле?
— Когда-то мы с хором отдыхали в Болгарии на курорте Албена. Постоянно в моей памяти всплывают те места — море, зеленые холмы, золотые пески… Хотелось бы вернуться туда.

 


31/05/07 | просмотров: 3563 | Комментировать

© 2006-2018, bobruisk.org