ГлавнаяОбратная связьКарта сайта
Бобруйск // Вечерний Бобруйск // В гостях у "Вечерки"

Фронтовички


Председатель городского клуба ветеранов Великой Отечественной войны «Фронтовичка» Антонина Ильинична Корякина с подругой Зоей Дмитриевной Архонтовой.

Великая Отечественная война связала немало человеческих судеб, порой самым причудливым образом. Зачастую людей, живших в одном дворе или на одной улице, и не знавшие о существовании друг друга десятки лет, уже после Победы над фашисткой Германией становились друзьями. Настолько были сильны воспоминания о беде, пронесшейся по территорию СССР…
Так произошло и с землячками из Пензенской области Антониной Ильиничной Корякиной (родилась в село Ключи Белинского района) и Зоей Дмитриевной Архонтовой (село Ивановка Башлаковского района). Они в 1941 году в 18 лет ушли на фронт, правда, поучаствовать в открытых боевых действиях на передовой девушкам не пришлось.
А. Корякина попала в только что сформированный 52-й отдельный батальон ВНОС (воздушное наблюдение объектов и связи) войск ПВО, потом командовала отделением в 294-й зенитно-артиллерийской бригады (управляла зенитно-артиллерийским огнем), а в 1944 году была переброшена во Владивосток, где и встретила Победу. Демобилизовалась Антонина Ильинична в конце 1945 года, после окончания советско-японской войны, вскоре вышла замуж за офицера и около 10 лет жила в Украине.
В Бобруйск переехала в конце 1958 года, и более 30 лет работала начальником отдела кадров и секретарем парторганизации фабрики художественных изделий.
Антонини Корякина имеет ряд правительственных наград: орден Отечественной войны, медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За победу над Японией», «За трудовую доблесть».
Зою Архонтову призвали в армию со школьной скамьи: повестку принесли прямо на урок истории, и назавтра она была зачислена в личный состав женского батальона запасного 181 полка 18-й армии, с которой дошла до Праги. Вначале Зоя Дмитриевна служила санинструктором в полевом пункте, а потом занималась транспортировкой раненых с поля боя до госпиталя. В армии вступила в партию, причем партбилет ей вручал начальник политотдела армии Леонид Ильич Брежнев.
По окончании войны З. Архонтова вернулась на родину, в город Белинский, устроилась библиотекарем. В Бобруйск попала случайно, но город ей очень понравился, и он сразу же переехала на новое место жительства, где трудилась на различных должностях в библиотеках им. Гоголя и Горького.
На данный момент Антонина Корякина и Зоя Архонтова несмотря на свой возраст ― активные членами городского клуба ветеранов Великой Отечественной войны «Фронтовичка»: первая является председателем клуба, а вторая также не на последних ролях.

― Дорогие ветераны, какие наиболее яркие эпизоды войны оставили неизгладимое впечатление в душе?
Антонина Ильинична Корякина:

― Было это в самом начале войны, наш батальон тогда дислоцировался на территории Пензенской и Тамбовской областей. Жили в землянках в лесу, даже обмундирования на всех не хватало, мерзли, голодали. Приходилось нам собирать мерзлую гнилую картошку на полях и готовить ее в самых разных вариантах: жарить, парить, варить, печь...
Зоя Дмитриевна Архонтова:
― В 1942 году под Геленджиком располагалась база госпиталей Закавказья, куда мы на катерах доставляли раненых в боях под Новороссийском. Тогда самолетов для прикрытия с воздуха не хватало, и однажды отряд сторожевых катеров вышел в море и попали буквально под расстрел двум «мессершмидтам». Немецкие летчики просто издевались над моряками: шли на бреющем полете и поливали из пулеметов, в итоге расстреляли практически всю команду. Одному из катеров удалось выброситься на берег, а на втором только раненый юнга был способен держать штурвал. Он направил катер на минное поле и, чудо, благополучно дошел до самого пирса. Однако одного из «мессеров» зенитчикам удалось сбить, и когда на берег доставили летчика, такого здоровенного, рыжего, с пренебрежением в глазах, один из наших матросов, которому осколком оторвало почти всю руку, собрался с силами и ударил обрубком арийца в лицо. Страшная картина…
― А более веселые, интересные случаи уже на «гражданке» были в вашей жизни?
А. К. ― Ну какие «гражданские» воспоминания, я ведь в армии 30 лет провела, после войны ездила по военным частям за мужем-танкистом… После службы в Украине его на несколько лет перебросили в Восточную Пруссию, где я была парторгом женской организации гарнизона, организовывала для наших детей пионерские лагеря, проводила встречи и вечеринки, в том числе с участием немецких женщин, причем они сами об этом настойчиво просили. Начальник гарнизона сказал: «Сделаем все по русскому обычаю, кабанчика заколем, стол накроем». И накрыли, да такой, что немки ахнули! Они пели и пили водку наравне с нами, а то и похлеще. В общем, было очень весело, но вели себя гости безобразно, начали на столах танцевать… Потом и они нас приглашали к себе, но уговор сразу был ― за наш счет.
З. А.: ― Я также три года жила в Германии работала библиотекарем. Однажды немцы пригласили нас в гости на какое-то мероприятие с танцами, и один из местных мужчин весь вечер галантно ухаживал за нашей землячкой. Она была родом из Сталинграда, но как только об этом узнал немецкий «кавалер», то сразу куда-то бесследно испарился. Мы потом долго смеялись.
― Не считаете ли вы, что сегодня славянам нужно лояльнее, терпимее относиться к немцам? Ведь со дня Победы прошло более 50-ти лет…
З. А.: ― Трудно сказать… Когда наш госпиталь стоял в Берлине, немцы к нам относились доброжелательно, и мы к ним тоже. Могу сказать одно: если взять русского солдата и немецкого, то последний мне представляется обыкновенным солдафоном, к которому у меня до сих пор осталось чувство неприязни. Хотя немцев тоже понять можно, они выполняли приказ, а он ― дело святое.
А. К.:― Даже во время совместных вечеринок в Германии чувствовалось, что немцы и мы ― чужие друг другу люди. Бывало, идешь по городу, а они показывают тебе кулак да еще матом кроют, причем могут и по-русски. Наверное, мы до сих пор по разные стороны баррикад.
― Как вы думаете, нужно ли разрешить уход за немецкими могилами на нашей территории?
А. К.: ― Насколько мне известно, сами немцы за могилами советских солдат ухаживают аккуратно.
З. А.: ― Откровенно говоря, это германцы пришли к нам, а не наоборот. В сквере возле Свято-Никольского собора было немецкое офицерское кладбище, но те бесчинства, которые творили фашисты в Бобруйске, наше поколение не может простить до сих пор. Немцы заживо жгли женщин, стариков и детей, расстреливали их прямо на улицах, травили собаками. Крик такой стоял, что, по рассказам моей знакомой, слышен был в Титовке. И пока живы мои ровесники, память о фашистских преступлениях на советской земле тоже будет жить. Молодое поколение ― другое дело, его, судя по всему, не интересует наше мнение и прошлое своей страны. Посмотрите, как они относятся к пожилым людям: ты им слово ― они тебе десять…
― Как вы оцениваете нынешнюю 20-летнюю молодежь?
З. А.: ― Без оптимизма. Многое, конечно, зависит от семьи, от родителей: если мама гуляет, а папа пьет и курит, что же ребятам остается делать? Вот, у нас собирается в подъезде молодежь собирается, все девчата курят, и я одной говорю: «Что ж ты делаешь, ведь ты будущая мать!». А она мне отвечает: «А я может, и не буду рожать!».
А. К.: ― Отдельные молодые люди как-то высокомерно к нам относятся, заботы и уважения сейчас от них не дождешься. Вот, раньше из 28-й школы школьники мне приносили поздравительные открытки, я накрывала стол, поила детей чаем с конфетами, а сейчас эта традиция забыта. Хотя бывают и приятные исключения. Например, когда отмечалось 20-летней ветеранской организации города, нас пригласили в химтехникум и мы остались очень довольны. Учащиеся показали видеофильм и спектакль о войне, девушки были одеты в военную форму, читались фронтовые письма, был костер, словно вся Великая Отечественная заново перед глазами прошла.
З. А.: ― Действительно, руководство техникума и ребята подготовились прекрасно, хотя учащиеся там такие же, как и в других учебных заведениях города. Поэтому не все так плохо, есть и в нынешнем поколении достойны молодые люди, просто их нужно как-то собрать вместе, чтобы они сами поддерживали друг друга и не опускались до безобразных поступков.
Игорь ЗЫКУН.
Фото Дмитрия МЯКИНА.

 
Наша анкета
Кто вы по знаку зодиака и гороскопу?

А. К.:― Рак. По году не знаю, кажется, Собака.
З. А.: ― Не знаю, родилась 14 января.
Ваша любимая книга?
А. К.: ― Поэзия Лермонтова.
З. А.: ― «Морская душа» Соболева о разведчиках Черноморского флота.
Любимое время года?
А. К.: ― Лето.
З. А.: ― Весна.
Ваш любимый праздник?
А. К.: ― 8 марта, Новый год и День Победы.
З. А.: ― День Победы и Новый год.
Любимое животное?
А. К.: ― Собака.
З. А.: ― Как говорится, обожаю любую скотину. В свое время у родителей были и корова, и коза, и кошки, и собаки.
Какие песни любите напевать?
А. К.: ― Военные.
З. А.: ― Песни военных лет, своей молодости.
Ваш идеал мужчины?
А. К.: ― Офицер.
З. А.: ― Толковый, добрый, уважительный.
Любимое блюдо?
А. К.: ― Я всеядна.
З. А.: ― Торт «Наполеон».
А из спиртного что предпочитаете?
А. К.: ― Вино и шампанское.
З. А.: ― Бальзам.
Ваш любимый уголок на земле?
А. К.: ― Дача на улице Шинной.
З. А.: ― Там, где родилась ― город Чембар.

Желаю вам...



11/05/07 | просмотров: 3941 | Комментировать

© 2006-2018, bobruisk.org