ГлавнаяОбратная связьКарта сайта
Бобруйск // Вечерний Бобруйск // В гостях у "Вечерки"

«Офицер служит Родине, а не за деньги». Александр Николаевич Никитин, генерал-майор, командующий Сухопутными войсками Вооруженных Сил Республики Беларусь.



Знакомьтесь: Александр Николаевич Никитин, генерал-майор, командующий Сухопутными войсками Вооруженных Сил Республики Беларусь.
Родился: в 1954 году в поселке Ерцево Коношского района Архангельской области (здесь в свое время отбывал наказание Солженицын). Мать работала экономистом, отец — бригадиром на лесозаводе. В семье был единственным ребенком. 
Учился: после окончания средней школы в Ерцево поступил в Ульяновское гвардейское высшее танковое командное училище имени Ленина, которое окончил с отличием в 1975 году. В 1980 году поступил в Военную академию бронетанковых войск имени маршала Советского Союза Р.Я. Малиновского, которую окончил в 1983 году также с отличием. Учился в Академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации.
Карьера: служил в Прибалтийском, Московском военном округах, в Западной группе войск и в Беларуси. Командовал танковым взводом, ротой, батальоном, мотострелковым полком, 6-й гвардейской отдельной механизированной бригадой, 65-м армейским корпусом, войсками Северо-западного оперативного командования. Находясь в должности начальника Главного штаба — первого заместителя командующего Сухопутными войсками одновременно выполнял обязанности начальника Бобруйского гарнизона. Награжден орденом «За службу Родине» III степени. 
Семья: свою будущую жену Людмилу Владимировну встретил во время службы в Калининграде, в настоящий момент супруга также проживает в Бобруйске. Старший сын, 25-летний Филипп, окончил Гродненский медуниверситет, сейчас работает врачом-анестезиологом в Гродненском госпитале. Младший, 20-летний Антон, является курсантом военного факультета БГУ.
 
«Не люблю, когда люди ждут постоянных указаний»
— Александр Николаевич, готовясь к этому интервью, мы «прошерстили» интернет, однако информации о вас совсем немного. Это означает, что вы человек скромный или просто не любите общаться с журналистами?
— Я действительно скромный человек и не люблю себя «выставлять». Вы одни из немногих, с кем я согласился поговорить о себе. Да и служба у меня такая, что я редко бываю в Бобруйске. Мои основные задачи — боевая подготовка Сухопутных войск Беларуси и организация, совершенствование территориальной обороны. Для решения этих задач я обязан бывать на местах.
— Когда и почему вы решили стать военным?
— Вопреки общепринятому мнению, военных в роду у меня не было. Просто в то время, в 70-е годы, эта профессия была одной из самых престижных, многие мальчишки мечтали стать военными. Сыграло роль и то, что профессия офицера дает возможность поездить, увидеть мир. К военной службе я готовил себя целенаправленно где-то класса с 8-го, и хотел быть только танкистом. В 10-м классе пришлось даже письмо написать лично начальнику Ульяновского танкового училища, поскольку в военкомате разнорядки туда не было. 
— Практически вся ваша жизнь проходит «на колесах». Как ваша семья относится к этому?
— Трудностей, конечно, было немало. Но жена моя с самого начала имела представление о том, какая жизнь ее ожидает. И детям было нелегко. Старший сын за 10 лет учебы поменял 10 школ, младший — 6. И видел я их не слишком часто, утром ухожу на службу — они еще спят, поздно вечером возвращаюсь — уже спят. В принципе, так живет любая стандартная семья военнослужащего. Я считаю, жена военного всегда должна быть рядом с мужем, иначе и быть не может.
— В семье вы тоже «генерал»?
— В среде военнослужащих говорят: «Жена дома находится на ступень выше». Мы ей доверяем командование семьей, поскольку у нас нет времени этим заниматься. Жена старается не беспокоить меня по мелочам, а серьезные вопросы мы решаем вместе. Отцом я всегда был строгим.
— А на работе вы какой?
— Знаю, что многие меня считают даже жестоким. Это не так. Дисциплина — это не жестокость. Не признаю людей-непрофессионалов, дилетантов, демагогов. Не люблю, когда люди ждут постоянных указаний сверху, боятся брать на себя ответственность. А таких людей сейчас много. Уважаю в офицерах два качества — профессионализм и умение работать самостоятельно. Скажу одно: я ко всем отношусь справедливо.

«Дедовщину» мы «сняли»
— В российской армии сегодня «служат» и священники. Как вы к этому относитесь? Планируются ли такие нововведения у нас?

— К священникам я отношусь хорошо. Я и в советское время всегда понимал людей религиозных. Есть соглашение между Белорусской Православной церковью и Вооруженными Силами Беларуси. Воспитание, этика, поведение, долг, защита — вот позиции, по которым мы работаем вместе. Священники бывают на всех мероприятиях в частях. Но мое мнение — не стоит торопиться вводить «должности» священников в армии. Ведь служат у нас люди различных вероисповеданий.
— Насколько остро стоит сегодня проблема неуставных взаимоотношений в армии?
— Я бы сказал так — проблемы нет, мы ее «сняли» 4 года назад, когда Министерство Обороны и лично министр очень жестко стали спрашивать за непринятие командирами законных мер, а не за количество совершенных правонарушений. Документами предусмотрено, например, за факт сокрытия правонарушений командиром наказание, вплоть до увольнения, независимо от занимаемой должности. Есть единичные случаи, с которыми разбираются по всей строгости офицеры, прокуратура.
— В связи со строительством Ледового дворца на территории крепости будут ли перемещаться находящееся там части?
— Мы неоднократно собирались с представителями местных органов власти для обсуждения этой темы. Переместить бригаду с современной большой техникой в другое место сложно. Но если будет необходимость, будем вопрос решать. Пока же ничего не мешает строительству дворца, в крепости осталась только наша поликлиника.  

«Война у нас маловероятна»
— Всем людям военным, бывавшим у нас в гостях, мы задаем один и тот же вопрос: войны не будет?
— Теоретически все возможно в таком мире, где решение вопросов мирового масштаба происходит в пределах одной страны без участия других… Однако я думаю, что в нынешних условиях война у нас маловероятна. Для этого мы и существуем.
— А как вы относитесь к нефтегазовому конфликту между Россией и Беларусью?
— Плохо. Но мне кажется, что достаточно много трезвых людей и в России, и у нас, которые все понимают правильно. И слишком тесно связаны два братских народа, а этого не отнимет ни один политик. Думаю, все пройдет.
— Каковы ваши прогнозы в отношении войны в Ираке?
— Война была, есть и еще будет. Американцев предупреждали, что ситуация будет развиваться именно таким образом, но они все равно туда залезли. А сейчас не могут выйти без позора.
— Престижно ли сегодня у нас быть военным? В России, например, уже говорят, что нет…
— В 90-х годах модно было «откосить» от службы. И это понятно — все старое разрушили, а нового не создали. Этот вакуум восполнялся другими ценностями — на первый план выходили доллары, автомобили и т.д. Сейчас ситуация меняется. Хотя многие не верят, дескать, это все лозунговая компания. Нет. Мне приходится часто общаться с молодыми людьми во время призывных компаний, и я вижу — сегодня престижно служить в армии. На это сильно влияет идеология государства. Со школьной скамьи детям сегодня закладывается мысль о том, что армия — это престижно. И в Бобруйске успешно работает несколько военно-патриотических классов, выпускники которых зарекомендовали себя очень хорошо. Даже не все сегодня могут попасть в армию, ведется отбор.
— А какие проблемы сегодня у военных?
— Сказать, что проблем нет, нельзя. Есть проблемы с размещением военнослужащих при переводе к новому месту службы. Если офицер прослужил 10-15 лет, у него семья, дети школьного возраста, конечно, его перемещение в другой гарнизон вызывает неудобства. Хотя, признаюсь как офицер, прошедший в свое время все эти этапы, считаю, что военный должен быть готов ко всему. В сравнении с былыми временами сегодня условия еще довольно лояльны — при переводе требуется согласие офицера, служба проходит только в Беларуси.
— Как много Родина платит тем, кто ей служит?
— Средняя зарплата зависит от должности. Например, командир взвода получает от 600 тысяч рублей и выше. Размер пенсии военного также зависит от должности, с которой он ушел. Майор, подполковник получает примерно 700-800 тысяч. Но, как говорят, офицер служит Родине, а не за деньги.

Наша анкета
Кто вы по знаку Зодиака и гороскопу?
— Овен, Лошадь.
Ваша любимая книга? Фильм?
— Фильм «Офицеры». А книги на военно-историческую тематику.
Ваше любимое время года?
— Лето, потому что больше можно успеть сделать.
Ваш любимый праздник?
— Новый год и 23 февраля.
Ваше любимое животное?
— Собака.
Ваш идеал женщины?
— Самое главное, чтобы женщина понимала внутренний мир, в котором я живу. Для меня это моя жена.
Ваше любимое блюдо?
— Я неприхотлив в еде. Но больше всего люблю рыбу.
Что предпочитаете выпить?
— Из спиртного давно ничего не употребляю. Раньше предпочитал красное вино. Злоупотребляю кофе.
Ваш любимый уголок на земле?
— По роду службы много поездил, многое увидел. Каждая страна по-своему хороша. В Турции красиво, необычно, смешение европейской и исламской цивилизаций. На Кубе тоже своеобразно — океан, тепло, душно, люди такие энергичные и жизнерадостные… Но возвращаться туда не хочется. Правда, и на родину, в Архангельскую область, меня уже не тянет — поселка Ерцево там уже нет, родных не осталось. В Беларуси чувствую себя комфортно. Самое любимое место — наверное, берег Немана в Гродно. К Бобруйску уже стал «прирастать», хороший город. «Дажынкi» заметно повысили его статус и в республике, и в глазах самих бобруйчан.

Ирина РЯБОВА
Фото Дмитрия МЯКИНА.




29/03/07 | просмотров: 4487 | Комментировать

© 2006-2018, bobruisk.org