ГлавнаяОбратная связьКарта сайта
Бобруйск // Вечерний Бобруйск // В гостях у "Вечерки"

Мама «Кукушечки» и «Беларуси»



Ольга Александровна Пилипенко — человек, известный не только в Бобруйске. Коллективы, создателем и руководителем  которых она является — образцовый ансамбль танца «Кукушечка» и народный ансамбль танца «Беларусь» — смело можно назвать визитной карточкой нашего города. Им рукоплескали и в Минске, и в Витебске на «Славянском Базаре», ими восхищалась пресыщенная, «холеная» (как выражается сама Ольга Александровна) публика лучших отелей и концертных площадок Молдавии, Турции, Франции…

Пилипенко из тех, кого называют «одуванчиком войны». В самом начале Великой Отечественной четырехлетняя Олечка осталась без родителей: отец погиб, а мать немцы угнали в Германию. Девочка воспитывалась в детском доме Шклова, а в 13 лет была направлена в специальное брестское швейное училище. В Бобруйск попала в 1953 году по распределению на швейную фабрику имени Дзержинского. Работала, не покладая рук, но прославил ее вовсе не ударный труд, а беззаветная любовь к танцу. 16-летняя девочка стала… руководителем танцевального ансамбля фабрики, гремевшего в то время на весь Союз. Потом было создание ансамбля танца при 73-м швейном училище, создание народного ансамбля песни и танца «Криница»… А потом — знаменитая «Беларусь», которая в следующем году отметит свое 20-летие.
О своем последнем и самом любимом детище Ольга Александровна говорит буквально следующее: «С репетиции «Кукушечки» меня, наверное, и вынесут».

«Я под окном смотрела, как танцуют другие…»
— Ольга Александровна, когда впервые произошла ваша встреча с танцем?
— Я под окном смотрела, как танцуют другие девочки. Меня в танцевальную группу не взяли, потому что была очень худенькая, невзрачная. А брали девочек красивых, фигурных, полненьких. Я торчала под окнами, запоминала, повторяла движения. А потом вечером, в спальне пыталась их разучить. Многие девочки из кружка к вечеру уже успевали забыть, что же они учили днем «на танцах». Я могла показать им любое движение. Получалось, что после репетиции тренировала их уже я. Вот это они и рассказали нашей директрисе... Ей ничего не оставалось, как взять меня в группу. И танец она сразу же для меня сольный сделала — «Вальс Шопена». Партнером у меня, первоклашки, был «взрослый» парень из пятого класса. Платье на меня длинное пошили из марли. Оно мне казалось таким красивым...
А уже на последнем курсе швейного училища я стала заниматься спортивной гимнастикой. Мне это очень помогло. И уже самостоятельно руководила танцевальным кружком. Ни опыта, ни знаний особых не было, но помогало какое-то постановочное чутье.
— А как вас встретил Бобруйск?
— Я сама его выбрала при распределении. С соревнованиями я к тому времени успела объездить всю республику, а вот в Бобруйске бывать не довелось. Мне в Минск предлагают, а я: «Нет, в Бобруйск хочу!»
Попала на фабрику имени Дзержинского. Там уже был танцевальный коллектив, которым руководила Лидия Петровна Крапивина. Очень талантливая, профессионал высокого класса. Я всю душу отдавала танцам. Представьте, с утра на работу, полчетвертого смена кончается, в четыре — репетиция, к семи часам вечера приходилось бежать в вечернюю школу. А мне так хотелось спать! На кровать трупом валилась. Мы, детдомовские, не надеялись ни на чью помощь. Постоянно были уставшие, голодные. Когда только приехали на фабрику нас поставили на самые низкооплачиваемые операции. А в школу нужно было не только в чем-то ходить (у нас на всех даже обуви не хватало), но и книги, тетради купить… Откуда взять деньги? Вот и стали уроки пропускать. Директор фабрики Анатолий Борисович Соколов узнал об этом и срочно принял меры. Всем нам оказали материальную помощь и поставили нас на более высокооплачиваемые операции. На деньги мы, помню, колбасы накупили, наелись вволю…  Ну, и в школу, конечно же, пошли.
А чуть позже этот же директор направил меня на годичные курсы при оперном театре за счет фабрики. Видел, что я танцевала и стремилась совершенствоваться.
— А каково было в 16 лет руководить ансамблем?
— Так получилось, что и Лидия Петровна к тому времени ушла с руководства. Мне 16 лет и я — худрук большого коллектива. А танцоры у меня были уже взрослые. У некоторых ребят — по двое детей. Эти папаши мне и говорят: «Олька, если хочешь, чтобы мы на репетиции ходили, смотри за нашими детьми или найди им няньку». Вот и бегала по общежитию, искала нянек. Но коллективу распадаться не позволяла.

«Главная задача — очистить душу зрителя»
— Все коллективы, которые вы создавали, добивались настоящего успеха. В чем секрет вашего мастерства?
— Просто нужно любить свою работу. А в нее входит очень много составляющих. Худрук должен быть творческой личностью и хорошим администратором одновременно. Я постоянно и повсюду что-то ищу: музыку для нового танца, ткани на костюмы, делаю какие-то наброски, эскизы. В голове беспрестанно крутятся какие-то задумки.
Административная работа съедает уйму времени. Я постоянно сижу на телефоне. Вот и сейчас, почему опоздала на встречу? Ждала звонка из Нарочи. Приятную весть получила: три недели ребятишки-«кукушата» смогут отдохнуть на озерах. А еще одна радость — утверждение на Президентскую стипендию одного участника ансамбля и троих — на материальную помощь. 300-400 тысяч — это немало и для взрослого, а тем более для ребенка! Лучших участников наградим.
Куда я только не обращаюсь, куда только не звоню — и в Минск, и в Москву, и на Украину, и во Францию, и в Турцию… И мне не стыдно просить. Потому что я делаю это не для себя, а для своих воспитанников. Нужно рекламировать свою работу.
А самая главная моя задача — очистить душу зрителя… Мне как-то рассказали: сидит женщина на нашем концерте и плачет, плачет, плачет… А потом говорит: «Господи, а ведь я жить не хотела! Я просто не знала, что есть такая красота, ради которой жить нужно». Только ради таких слов стоит работать!

«Не всякий взрослый работает так, как мои «кукушата»…
— Какой вы педагог: строгий, демократичный?
— Если честно, то дети меня побаиваются. С ними нельзя быть подругой. Нужно, чтобы они чувствовали в тебе руководителя. Но в то же время они не представляют, что будет, если я исчезну. Вот «Беларусь»… Открытым текстом говорят:  «Стоит вам уйти от нас — развалимся».
Я не прощаю лени. Никогда не даю детям сидеть на репетиции. С другой стороны, я понимаю, что не всякий взрослый работает так, как мои «кукушата». Репетируем 3 раза в неделю по 4 часа и 2 раза в неделю — гимнастика по 3 часа. А на неделе бывает еще по 2-3 концерта.
— Что в качестве наград получают дети за такой непосильный труд?
— Ну, традиционно, после каждого концерта нам преподносят тортики, конфеты. Все дни рождения мы справляем в коллективе, в конце года преподносим каждому подарки. А самым лучшим даем денежные премии. Потом, не забывайте, ежегодно у нас бывает поездка с концертами за границу. Мы побывали в Молдове, Турции, в 14 городах Франции. Еще одна статья поощрений — летний отдых. Я уже упоминала о Нарочи. Кстати, у нас в основной группе «Кукушечки» — уже более 10 Президентских стипендиата. Это хорошее материальное подспорье. 
— А насколько легко попасть в ваш коллектив?
— Очень легко. Когда проводим набор, никому мы не отказываем. Ну, разве в том случае, если у ребенка нет слуха. Хотя и тут бывают исключения. Сейчас у меня танцуют двое без слуха в основном составе. Очень красивые дети, видные. Смотрят на других и танцуют. Неопытный зритель не заметит, но я-то вижу, что вот в этом движении обязательно и тот, и другой опоздают.
— Ольга Пилипенко — богатый человек?
— Я неплохо зарабатываю. Но… У меня двое детей, и я всю жизнь собираю им на квартиры и не могу собрать. Но я не жалуюсь. С пеленок, с детского дома привыкла ни на кого не рассчитывать, всего добиваться сама. Меня, скорее, удивляет другое: в Минске Дудкевич, руководитель знаменитых «Хорошек», Нина Шоба, режиссер «Сузор`я надзей», постоянно удивляются: «Как, а ты еще не «заслуженная»?» Мои документы на получение звания Заслуженного работника культуры лет пять уже лежат в Могилеве, трижды переоформлялись…
— Неужели вам так и не на кого положиться?
— Только на Васю, моего мужа. Это замечательный человек. Ничего бы у меня не получилось без него. Он всю домашнюю работу на себе тянет. И для коллективов мне делает всю бутафорию. И руки, и сердце у него золотые.
— О чем мечтаете, Ольга Александровна?
— Я бы хотела сделать большой концерт во Дворце Республики ансамблей танца «Кукушечка» и «Беларусь». Я уверена, что мы бы дали фору и Дудкевичу, и «Хорошкам»!

Наша анкета:
Кто вы по знаку Зодиака?
— Лев.
Ваше любимое изречение?
— Работать, работать, работать. Без труда и работы ничего у вас не получится.
Какую книгу, на ваш взгляд, должен прочесть каждый культурный человек?
— Наверное, Сухомлинского. Это много даст для семейной и общественной жизни.
Какую мелодию обычно напеваете себе под нос?
— Это у меня муж Вася постоянно что-то под нос напевает. Что — не понятно. Зато я хороший слушатель.
Ваше любимое блюдо?
— Очень люблю овощные салаты. Самые простые. Картошку тушеную.
Ваше любимое животное?
— Я люблю всех маленьких. Приду на базар, часами бы стояла у цыплят, крольчат, котят, щенков…
Ваш любимый уголок на земле?
— Там, где провела детдомовское детство, — Шклов.


26/01/07 | просмотров: 3819 | Комментировать

Марина Сахарова marinkina@mail.ru

Ольга Александровна- дорогой и любимый мой преподаватель! Занималась я у нее лет 20-25 назад, а я до сих пор вспоминаю ее с особой теплотой! Хочется пожелать ей творческих успехов, исполнения желаний и конечно же крепкого здоровья!!!

Nadusha nadusha007@mail.ru

Я занимаюсь у Ольги Александровны и очень люблю ее. Я с нетерпением жду слейдущей репетиции, т.к. Ольга Александровна всегда делает ее интересной. Я случайно наткнулась на эту статью, и хочу сказать, что Ольга Александровна замечательный человек и отличный педагог. Столько замечательных танцев...:-)Спасибо ей...

© 2006-2018, bobruisk.org