ГлавнаяОбратная связьКарта сайта
Бобруйск // Вечерний Бобруйск // В гостях у "Вечерки"

Сергей Карбовский, режиссер Могилевского областного театра драмы и комедии имени Дунина-Марцинкевича: «В бобруйском театре я готов работать со многими».


Сергей Карбовский

Знакомьтесь: Сергей Карбовский, режиссер Могилевского областного театра драмы и комедии имени Дунина-Марцинкевича. За весьма непродолжительный срок работы в Бобруйске Сергей Алексеевич поставил две пьесы Островского «Пучина» и «Шутники».
Родился: в 1958 году в Гродно.
Образование: окончил Белорусскую Академию искусств по специальности «режиссер-постановщик».
Работал: на Белорусском телевидении, вел авторские программы «Вера. Надежда. Любовь», «Папараць-кветка», был режиссером программ «Усе мы родам з дзяцінства», «Вас вызывает Спортландия». Режиссер-постановщик множества телеспектаклей белорусских авторов: «В тумане» Василя Быкова, «Остров надежды и любви» Владимира Гривцова, «Последний день матриархата» Владимира Машкова, «Изящная мысль» Игоря Александровича, «Загадай желание» Николая Ильинского… Довелось режиссеру «немного заниматься и журналистикой»: печатался в «Советской Белоруссии», «Труде», «Во славу Родины», в журналах «Березка», «Качели», «Алеся».
Повод для гордости: общение и дружба с такими замечательными актерами белорусской сцены, как Стефания Станюта, Галина Макарова, Виктор Тарасов, Геннадий Гарбук, Любовь Румянцева, Олег Корчиков, Владимир Мищанчук, Николай Кириченко… Песни, написанные для известных белорусских исполнителей — Алексея Хлестова, Ирины Грамович, Валерия Рязанова, Анжелики Ютт, Бьянки… Сотрудничество с популярными композиторами Олегом Елисеенковым и Геннадием Маркевичем. А также — актерский дебют на бобруйской сцене в роли полковника Пиккеринга в спектакле «Пигмалион».
 
«Островский — очень современный автор»
— Сергей Алексеевич, каким образом вы, житель столицы, преуспевающий в своем деле человек, попали в Бобруйск?
— С Бобруйском у меня связаны самые теплые воспоминания детства. Дело в том, что моя мама Надежда Фирсовна отсюда родом. Дед Фирс Гаврилович Карбовский был сначала железнодорожником, потом священником. Баба Катя — я даже не помню ее отчества… Жили они в Титовке, свой дом у них был. Сейчас там, конечно, другие люди живут. Титовку хорошо помню, цыганята бегали…
В Бобруйске всегда были сильны театральные традиции. Многие деятели театрального искусства начинали именно здесь: Сергей Клименко, бывший главреж бобруйского театра, которого я помню еще как гродненского актера, Барковский, который сейчас священнодействует в театре в Витебске, Геннадий Давыдько, Тамара Миронова, которая сейчас снялась в блестящем фильме «Франц и Полина». Одним словом, я стал подумывать о Бобруйске, а потом взял и позвонил в театр. Тогдашний директор Вера Ильичева говорит: «Приезжайте, пожалуйста». Я хотел поставить «Желание любви» Ожешко, но мне предложили свои варианты. Между Макаенком и Островским я выбрал «Пучину» Островского.
— Вы неравнодушны к Островскому, ведь и второй вашей постановкой в Бобруйске стали его «Шутники»?
— На мой взгляд, Островский — очень современный автор. Он сейчас идет, по-моему, в 15 театрах Москвы. У Островского буквально в каждой пьесе очень остро стоит тема выбора. Что такое выбор для человека? Ведь он присутствует в жизни каждого — мы выбираем свой путь, своего спутника. Спектакли получаются настоящими, если они затрагивают самого постановщика. Я считаю, что театр — это не только праздник, зритель приходит сюда не только развлечься, но и посмотреть на собственную жизнь со стороны. Очень приятно, когда это получается. Помню, на сцене шла «Пучина», я был в зале, за спиной у меня сидела молодая пара. Я слышал, как они переговаривались: «Смотри, они ссорятся, совсем, как мы с тобой». Прошло 140 лет с тех пор, как написана пьеса, сменилось несколько поколений, а проблемы остались прежними.

«Есть в Бобруйске свой Гамлет, Офелия, Клавдий, Раневская…»
— Бобруйская труппа — что о ней может сказать режиссер Карбовский?
— Режиссер, я думаю, выбирает единомышленников. В бобруйском театре я готов работать со многими. Мы очень чутко понимаем друг друга с Александром Александровичем Парфеновичем. Он говорит: «Мне нравится работать так, чтобы я сам знал, чего хочу сказать в этой роли. А не слепо идти по указке режиссера». Это очень правильно. Мой метод — разбудить самого актера, чтобы он почувствовал горячую кровь этого образа, чтобы сердце у него забилось. Вообще, мне очень нравится определение нашего, увы, уже покойного, народного артиста СССР Виктора Павловича Тарасова: «У меня роль получается тогда, когда моя болевая точка совпадает с болевой точкой моего образа».
Актерский состав у нас в Бобруйске просто замечательный. На мой взгляд, пьесы здесь нужно ставить на конкретного актера, чтобы продемонстрировать творческий потенциал отдельной личности. Николай Герасименя мог бы потрясающе сыграть в «Виндзорских насмешницах» Шекспира. Дворянникова я вижу в роли Клавдия в «Гамлете». Есть в Бобруйске свой Гамлет — Костя Лебедев, Офелия — Виталина Шевяхова… Алла Грахова может сыграть Аркадину в «Чайке»… Очень люблю Елену Ивановну Сафронову — она могла бы блестяще сыграть Раневскую в «Вишневом саде». Анастасия Агейкина прекрасно сыграла Анну Павловну в «Шутниках» — очень точное попадание. Сейчас она репетирует в спектакле «Осторожно, женщины Парижа!» барменшу Жаклин. Премьера спектакля должна состояться 19 января. Думаю, будет кассовый успех. Там играет замечательный актерский ансамбль: Эрнст Корнышев, Алла Грахова, Людмила Камилова, Анастасия Агейкина, Мария Малишевская и звезда белорусской эстрады Ирина Дорофеева…
— Вы шутите?
— Нет, правда. Я знаком с Ириной на протяжении 12 лет, со времен ее работы в «Верасах». Мое предложение сыграть в этом спектакле она приняла с удовольствием…
Простите, я продолжу… Очень радуют меня как режиссера молодые артистки Ольга Матвеева и Оксана Павлова. У них большое будущее…Вообще, многое можно поставить на сцене бобруйского театра, но только в том случае, когда будет желание сделать спектакль, а не растаскивать его на части. Важно, чтобы театр не увяз в дрязгах — кто больше играет, кто меньше. Нужно делать одно общее дело. Чтобы каждый радовался успехам другого. Но мне кажется, в этом театре вполне здоровая атмосфера, в чем большая заслуга директора Вадима Михайловича Щербича и главного режиссера Татьяны Васильевны Дорогобед.

«Очень-очень много хочется сделать для Бобруйска»
— А бобруйская театральная публика, на ваш взгляд, существует как культурная общность?
— Да, я думаю, что есть бобруйский зритель. Правда, я уже на протяжении года пытаюсь понять, что ему нужно. Есть у меня такая давняя мечта — поставить «Крупный выигрыш» Шолом-Алейхема. Действие происходит в еврейском городке европейской части России. Вполне возможно, что в Бобруйске. Мне в этом спектакле видятся очень интересные моменты: можно сделать хроники старого Бобруйска, а в конце спектакля показать хронику дней сегодняшних. Город после «Дажынак» потрясающе преобразился.
— Слышала, что вы собираетесь поставить спектакль прямо на территории Бобруйской крепости…
— Дело в том, что в свое время в Бобруйске шла пьеса «Кодекс чести» о декабристах, служивших в Бобруйской крепости. У меня мечта — возродить эту пьесу и сыграть ее в стенах крепости. Я уже серьезно задумался над этим, побывал в краеведческом музее. Его директор Наталья Петровна Артемчик очень помогла мне, я даже статью о Бобруйской крепости написал в журнал «Березка».
Есть еще одна задумка. Мне очень нравится творчество бывшего бобруйчанина Леонида Коваля, ныне живущего в Даугавпилсе. Он недавно посетил город своего детства, нам удалось пообщаться. Пишет он о бобруйчанах довоенного времени, у него есть замечательная пьеса «Искупление». Мне очень хотелось бы поставить эту пьесу на бобруйской сцене. Там интересные характеры, трагические судьбы героев, переживших ужасы войны.
— По столичному бомонду не скучаете?
— Есть немножко. А с другой стороны, скучать некогда — очень-очень много хочется сделать для Бобруйска. Я чувствую и никогда не забываю, что это моя вторая родина. Помню, как лет в восемь меня мама тащила с автовокзала на станцию «Березина» за руку по булыжной мостовой. И многие из этих булыжников я прочувствовал собственными коленками. Год назад я прошелся по той самой булыжной дороге. Удивительно: она совершенно не изменилась…

Наша анкета
Кто вы по знаку Зодиака?
— Рак, Собака.
Ваша любимая книга?
— «Работа актера над собой» Константина Сергеевича Станиславского.
Ваша любимая пора года?
— Лето.
Любимый праздник?
— Новый год.
Ваше любимое блюдо?
— Голубцы и селедка «под шубой».
Что любите выпить?
— Чай.
Что любите напеть?
— Да что прицепится… Сейчас — некогда популярную песенку «Так не должно быть!»
Любимое животное?
— Тигр.
Ваш идеал женщины?
— Нежная, ласковая.
Ваш любимый уголок на земле?
— Лондон, где посчастливилось побывать в прошлом году.
Анна МИЩИХИНА.
Фото Дмитрия МЯКИНА.





16/01/07 | просмотров: 4005 | Комментировать

© 2006-2018, bobruisk.org