ГлавнаяОбратная связьКарта сайта
Бобруйск // Вечерний Бобруйск // В гостях у "Вечерки"

Депутат парламента Анатолий ГЛАЗ: «Нужно быть ближе к людям»

Кратко о нашем госте
Родился: 8 ноября 1951 года в деревне Калатичи Глусского района.
Получил образование: в средней школе № 1 г. Глуска, Белорусской сельскохозяйственной академии, Минской высшей партийной школе.
Работал: главным агрономом колхоза им. Чапаева Глусского района, вторым и первым секретарем Глусского райкома комсомола, Могилевского обкома комсомола, председателем исполкома Бобруйского районного совета депутатов, первым секретарем Белыничского райкома КПБ, заместителем генерального директора НО «Бобруйскмебель», председателем Бобруйского райисполкома, зампредом Могилевского облисполкома.
Чем занимается сейчас: в Палате представителей Национального собрания является заместителем председателя Постоянной комиссии по правам человека, национальным отношениям и средствам массовой информации.
Общественная нагрузка: член республиканского совета ОО «Белая Русь», председатель областных федераций футбола и гандбола, член исполкома республиканской федерации футбола.
Награды: ордена Франциска Скорины и Святого Благоверного цесаревича Дмитрия, медали «За трудовую доблесть», «За ратную доблесть», высшая награда Министерства культуры РБ «За личный вклад в развитие культуры».
Имеет звания: «Отличник образования Республики Беларусь», кандидат экономических наук, доцент.
Семейное положение: женат, имеет дочь Ирину, сына Анатолия и внучку.
«Это стиль моей жизни»
— Анатолий Тихонович, на сайте Бобруйского райисполкома вывешено ваше обращение к избирателям с призывом писать и звонить вам в любое время, и для этого вы даже даете номер своего мобильного телефона. Это, безусловно, говорит о вашем уважении к людям. А люди вам отвечают тем же?
— В том, что я называю свой номер телефона, нет никакого популизма. В «прямых линиях» на телевидении и радио я делаю то же самое. Это стиль моей жизни. По-другому жить просто не могу. Благодаря этому я могу больше знать о людях, о том, что их волнует, оперативно реагировать на их просьбы, а они могут не тратить свое время и деньги на поездки к депутату.
— И много к вам обращается людей?
— В месяц до 50 человек. В моем округе система работы с людьми отлажена четко. Часто выезжаем на места — в сельсоветы, райцентры. Там людей на приемах больше.
А что касается ответной реакции, самое для меня приятное — когда люди благодарят за что-то, а я уже и не помню, за что! Как-то в университете продовольствия, где я читаю лекции, в перерыве подходит женщина и благодарит за помощь в решении ее вопроса. «Вы, конечно, помните?» — спрашивает она. «Да», — отвечаю. А сам и не помню. Когда ведь добро мы делаем не ради отметки для себя, не так ли?
— Многие ли проблемы обращающихся к вам людей удается решать?
— У людей сегодня много проблем, и, к сожалению, многие из них обусловлены несовершенством нашего законодательства. Хотя и для этого есть объективные причины: законодательство создавалось в переходный момент, оно часто меняется, его положения быстро устаревают. Но если я могу помочь человеку — помогу. По крайней мере, подскажу, куда и к кому идти, и как поступить.
К депутату, люди, как правило, идут с серьезными вопросами. К своему стыду только недавно узнал, что в поселке Жиличи Кировского района ржавая вода. После обращения граждан, которые принесли мне эту воду в бутылках, стал зондировать ситуацию. Узнал, что и в Кировске вода была ржавая. И районное руководство не дошло до Жиличей только по той причине, что занималось Кировском. В прошлом году там эту проблему решили. А сейчас и Жиличи удалось включить в планы, выделено под это дело миллиард рублей, и жители деревни (среди которых, к слову, почти полторы тысячи студентов!) уже к концу года могут получить нормальную воду.
В Телуше был случай: при проведении уличного освещения до одного человека, ветерана, не дошли. Мы поправили это. Не работала там и аптека. Решаем этот вопрос, в этом году должна открыться. В Воротыни были вопросы с водоснабжением: скважины заилены, запесочены, вода выше 2-го этажа не поднимается. В прошлом году начали бурить скважину, в этом, надеюсь, закончат, вместе с установкой водонапорной башни.
Еще был случай: обратилась женщина. Суд присудил преступнику, зверски убившему ее сына, выплачивать ей компенсацию. Он осужден к пожизненному сроку и, естественно, сидит и не платит. Я сделал запрос в МВД, чтобы узнать, сколько у нас таких неисполненных исков, и увидел: много! На сессии парламента предложил предусмотреть внесение в бюджет необходимых сумм для помощи таким людям (поверьте, это для государства — не деньги!). Хоть памятник на могилу сыну поставят... Однако в Министерстве финансов сказали, что бюджет-2010 уже сверстан. Что ж, буду готовить этот вопрос на 2011 год. Но в бюджете, на мой взгляд, должны быть предусмотрены средства для компенсации материального урона потерпевшим.
«Я из ума не выжил, чтобы предлагать призывать студентов!»
— Анатолий Тихонович, вы в последнее время — самый цитируемый СМИ депутат белорусского парламента. Например, были единственным, кто голосовал против бюджета-2010…

— Я не против бюджета. Но в нем не была предусмотрена компенсация вкладов советского периода. Я, конечно, понимаю, быстрого возврата населению всех потерянных денег ожидать не приходится. Но полмиллиарда-миллиард рублей можно было бы выделить на каждую область. Зато люди будут видеть, что государство их не забыло. И в этом вопросе я буду настаивать, а если потребуется, и писать письмо президенту.
— А еще вы выступили с предложением призывать в армию студентов. Почему?
— Я 10 лет возглавлял областную комиссию по призыву. И знаю, что проблема с укомплектованием в армии существует. Она особенно обострится в ближайшие 8 лет. Потому в рабочую группу по подготовке этого закона написал: «Прошу изучить возможность призыва в армию студентов». Но что более важно, добавил при этом: «При условии, если все остальные ресурсы не позволяют укомплектовать призыв». Ведь я из ума не выжил, чтобы предлагать призывать всех студентов! Хотя здесь нет ничего необычного: в Израиле в университет тебя не примут, если ты не отслужил.
— Скоро весенняя сессия, как все-таки решится этот вопрос?
— Я думаю, призывать студентов будут, но только заочников. Я против того, чтобы призывали тех, кто обучается платно. Но любые изменения в системе призыва, подчеркну, должны проходить одновременно с реформированием Вооруженных Сил. Надо посмотреть на загруженность и порядок прохождения службы. Может быть, пора сократить численность армии, может быть, надо перейти к срочной службе на один год. От этого экономика только выиграет. Ну, и у всех должно быть равенство перед законом.
«Я не обижаюсь на прессу»
— Кстати, Анатолий Тихонович, какие у вас взаимоотношения с прессой?
— У меня только однажды был конфликт с прессой: в начале 1990-х одна республиканская газета покритиковала мой стиль работы с руководящими кадрами в период перестройки. Я написал свои возражения, и их опубликовали. С тех пор я не обижаюсь на прессу, говорю: Бог вам судья.
— Как вам кажется, что делает газету привлекательной для читателя?
— Газета хороша, когда у нее свой стиль, а у каждого журналиста — свой почерк. Газета должна поднимать актуальные проблемы общества, повседневной жизни людей, их проблемы, а материалы должны писаться простым, понятным языком. Важно, чтобы средства массовой информации точно, правильно ставили вопросы и такими же были ответы.
— А как вы относитесь к недавним реформам в сфере образования?
— Да, здесь еще много вопросов. Например, почему на тестировании — 3 предмета, а не 4? Почему положительный опыт советской школы забывается? А по каким учебникам учатся дети!.. Я давно предлагал: давайте создадим экспертный совет по учебникам. Их же невозможно понять, и такой громоздкий язык изложения приучает ребенка к мысли, что он ни к чему не способен. Я сравнивал одну и ту же формулировку «косинуса угла альфа» в учебниках 1990-х годов и 2007-го. В 1990-м она звучала просто, а в учебнике 2007-го непонятно, витиевато. Разве за это время изменился косинус угла альфа? Об этом говорят и учителя, и репетиторы. А все потому, что люди, которые разрабатывают учебники, не имеют достаточной практики работы в школе.
— Что вы думаете о контрактной системе в Беларуси?
— Я не считаю, что эта система ущемляет человека. Не одни мы, везде работают по контракту. Но контракт должен четко соблюдаться: если предусмотрено повышение зарплаты, то зарплата должна повышаться, случаи расторжение тоже должны быть четко оговорены. У нас не срабатывает одна ступенька этой системы — не предусмотрено судебное разрешение конфликта работника и нанимателя. На Западе, если наниматель необоснованно откажет в работе, пострадавшая сторона идет к адвокату и выставляет иск.
«С детства привык работать»
— Анатолий Тихонович, вы побывали на многих властных должностях. О чем-нибудь жалеете?

— В 33 года я стал председателем райисполкома. Хотелось много и сразу. Не всегда получалось. Возможно, кого-то незаслуженно обидел. Иногда через несколько лет осознаешь, что поступил неправильно. Поэтому не устаю повторять молодым: не стесняйтесь спрашивать у тех, кто опытнее вас. Для себя не считаю зазорным извиниться и через 6-7 лет, если был не прав. 
— Вы работали и в исполкоме, и на предприятии, и в комсомоле. Где было тяжелее?
— Мне было проще, чем другим: у меня, кроме диплома, есть еще восемь специальностей: могу работать на тракторе, экскаваторе, бульдозере, грейдере, водитель всех категорий. Когда учился в школе, зарабатывал больше родителей. На костюм у родителей денег не просил. Летом на стройке работал, зимой в клубе, помощником киномеханика. Получал там 80 рублей, плюс еще 20 — «прогрессивка», итого 100. А у родителей было по 35 рублей пенсии на каждого. После 7-го класса пошел устраиваться в Глусский ПМК мелиорации. Я тогда был невысоким (это потом, когда пошел в военкомат за приписным, подрос на 17 см), начальник посмотрел и удивился: «Что ты хочешь?» Я ответил: «Работать». Другой бы на его месте отказал, а он спросил: «Сколько еще таких, как сам, можешь привести?» Привел друзей. Зарабатывали мы там под 100 рублей... 
Я с детства привык работать, ведь семья богато не жила, постоянно испытывали нужду. И такой же позиции придерживался в воспитании своих детей. Я был первым секретарем райкома партии, а моя дочь на каникулах работала на птицеферме. Каждый день в пять утра поднималась, на велосипеде ехала, без выходных. А когда я уже работал в Бобруйске, сын летом пошел на комбайн. Как-то вечером подъезжаю на поле, спрашиваю: «Может, поедем домой?» Не поехал, закончил работу, как все, в 12 ночи…
«Я люблю петь»
— Говорят, вы хорошо поете?

— Это преувеличение. Но я люблю петь. Отец на войне дошел до Кенигсберга и привез две вещи — простынь и гармошку. Он был музыкантом, а в деревне музыкант — первый человек. Когда я немного подрос, гармошки уже не было. Отец получал 35 рублей пенсии и с этими деньгами как-то, взяв меня, зашел в районном центре в магазин культтоваров. «Хочешь?» — спросил у меня, указывая на гармонь. «Хочу», — ответил я. «Мать нас из хаты выгонит, если купим». Но гармонь купил. За неделю я на ней заиграл. Потом — гитара, ВИА в сельхозакадемии. Будучи 1-м секретарем райкома комсомола, играл в ансамбле, но не на танцах, а на торжественных мероприятиях. 
А потом в Могилев переехала группа «Каскад» воинов-афганцев. Они предложили мне вместе с ними записать диск. Я соблазнился. На диске том 8 песен. Последнюю мы записали всего несколько дней назад.
— А когда мы увидим вас с гастролями в Бобруйске?
— С «Каскадом» я выступал пару месяцев назад, когда группа номинировалась на звание «народного коллектива». А концерты в Жиличах, Глуске, в Бобруйске у нас в планах!
— У вас работа хлопотная, требующая много энергии. В чем черпаете силы?
— В семье. У меня хорошие дети, замечательная жена. Ну, и еще во мне развито большое чувство ответственности. Это не высокие слова, это факт. Не могу, когда людям плохо. И часто не по их вине им плохо. Считаю своим долгом вмешаться.
— Где сейчас ваш дом?
— В Могилеве. В Минске у меня служебное жилье, на период депутатских полномочий. Около половины времени провожу в округе: приемы, собрания, активы... Нужно быть ближе к людям. Оторвешься от реальной жизни — и в высшем органе делать нечего: будешь сидеть и автоматически поднимать руку.

Анатолий Глаз: «Я в нашей семье — седьмой ребенок, последний. Самый старший мой брат нелепо погиб, и для матери это всегда было незаживающей раной. Тогда отец еще был на фронте, старший был за отца, помощник. С матерью они куда-то шли, и мама пошла полем, а он решил по тропинке. А там ребята разбирали снаряд... Брату осколок угодил прямо в сердце. Мама после этого поседела. К сожалению, сегодня, кроме меня, в живых остались только три сестры. Перед смертью мама завещала не продавать наш домик в Калатичах. Он и сейчас там стоит, правда, бываю редко».

Наша анкета
Кто вы по знаку Зодиака?
— Скорпион.
Ваш любимый цвет?
— Как-то не задумывался… Все цвета радуги, так как они все радостные, светлые.
Ваше любимое блюдо?
— Все, что приготовит жена. Она большая мастерица по этой части.
Что предпочитаете выпить?
— Любой хороший напиток, в том числе фирменную глусскую самогонку!
Любимое животное?
— Собака.
Какую музыку слушаете?
— Хорошую, качественную эстраду, классику.
Фильмы, которые вам запомнились?
— Очень многие, тем более что я в прошлом — киномеханик. В первую очередь — «А зори здесь тихие», из новых — «Мы из будущего».
Какие книги любите читать?
— Шамякина, Быкова, Короткевича, публицистику с хорошим анализом.
Верите ли в жизнь после смерти?
— Да. Скорее не в жизнь, а в то, что мы не исчезаем. Как верю и в то, что каждый человек — это маленький генератор: то, что он выработает, то возвращается ему назад.
Место, где вам хотелось бы побывать?
— Получаю большое удовлетворение от общения с природой.

Александр МАЗУРЕНКО.
Фото Дмитрия МЯКИНА и из семейного архива гостя.

 

 



23/03/10 | просмотров: 2270 | Комментировать

© 2006-2018, bobruisk.org