ГлавнаяОбратная связьКарта сайта
Бобруйск // Вечерний Бобруйск // В гостях у "Вечерки"

Главврач горбольницы СМП Владимир БЕЛОГУРОВ: «Я очень многому научился у отца»

Кратко о нашем госте
Родился:
21 марта 1974  в г.Бобруйске, в семье врача и музыканта.
Учеба: окончил среднюю школу №2, в 1997 году – Гродненский медицинский институт по специальности «Лечебное дело».
Работа: вся трудовая деятельность Владимира Белогурова проходит в Бобруйской городской больнице скорой медицинской помощи. Первые шаги в лечебной практике начинал под руководством своего отца. С 1997 по 1998 год — интернатура по хирургии. С 1998-го по 2007 год работал хирургом в 1-м хирургическом отделении; с мая 2007 до октября 2009 занимал должность заместителя главного врача по хирургической помощи; с 26 октября 2009 года назначен на пост главного врача больницы.
Семья: женат, супруга Ольга Владимировна –– старший помощник прокурора Первомайского района, дочери Даше — 6 лет. Отец Валентин Алексеевич Белогуров –– заслуженный врач республики Беларусь, сейчас  на пенсии. Мать Татьяна Дмитриевна –– директор детской музыкальной школы №2. Старшая сестра Марина — биолог по специальности, работала в Бобруйском Центре гигиены и эпидемиологии.
«Беззаботной свою студенческую жизнь не назову»
– Владимир Валентинович, расскажите про свою школьную жизнь, чем увлекались, как учились?
– Учился хорошо. Занимался боксом, гандболом. Окончил музыкальную школу по классу гитары, начинал, правда, с фортепиано. Увлечений много было, наверное, как и у большинства детей. А вообще, школьные годы как-то быстро пролетели и уже забылись, ушли в прошлое.
– Сейчас на гитаре играете?
– К сожалению, нет, не брал в руки со времен студенчества.
– А когда врачом решили стать?
– Сам не помню, но родители рассказывают, что лет с пяти на вопрос «Кем ты хочешь быть?», отвечал – «Хирургом!».
– У мамы с папой профессии такие разнонаправленные, каждый в свою сторону не тянул?
– Нет, никакого давления с их стороны не было. Правда, уже позабыл, чье решение было, что я буду поступать в медицинский вуз, но надеюсь, что все же мое. Разумеется, как это водится у мальчиков, я смотрел на отца. Считал, что музыкант - не очень-то мужская профессия и больше склонялся к врачеванию. Поэтому все школьные годы целенаправленно шел к этому: факультативы, репетиторы. В 1991-м я поступил в Гродненский мединститут.
– Институтские годы чем запомнились? Студенты-медики, говорят, народ веселый. А у вас как было?
– Студенты любого вуза люди веселые, это естественно. Однако у нас как раз не так уж много времени было на веселье –– учеба очень сложная. Предметов много, при этом есть такие, которые сложны для восприятия и их нужно было просто заучивать. Так что я беззаботной свою студенческую жизнь не назову.
– Все студенты мединститута бывают в морге. У многих первый поход вызывает шок. Вы свое первое знакомство с «анатомичкой» помните?
– Изучение анатомии человека начинается с первого курса. Но, помимо книг и лекционного материала, существуют и практические занятия. К счастью, первое знакомство с моргом я перенес абсолютно спокойно, без какого-либо ущерба для психики.
– А с какого курса у медиков начинается разделение по профессиям?
– Пять лет мы учили все вместе одно и то же, и только на последнем курсе каждый уже углубленно изучал ту узкую специальность, которая имела непосредственное отношение к будущей квалификации.
– Получается, что каждый окончивший мединститут может практически все? И роды принять, и от какой-нибудь «желтухи» вылечить?
– Да, действительно, врачи у нас в республике получают универсальный объем знаний, и в случае необходимости должны уметь оказать любую медицинскую помощь.
«365 дней в году мы выполняем свою работу – спасаем жизни людей»
– Врачебную стажировку вы проходили в Бобруйске. Совпадение? Или намеренно попросились?
– Нет, это не случайность. У меня изначально было целевое направление в институт от городского отдела здравоохранения. Поэтому я и вернулся в свой родной город. Cобственно, в другое место и не собирался.
– В больницу СМП попали тоже целенаправленно?
– Да. Мой отец тогда был здесь заведующим отделением и главным хирургом города. Он – высококлассный специалист. Поэтому у кого, как не у него можно было учиться мастерству? Такую возможность упускать было непростительно.
Каким он был для вас, этот первый год практики?
– Очень интересным. Я с большим удовольствием познавал все, чему учили меня отец и коллеги.
– А какая операция у вас была первой? Пациента этого помните?
– Помню, аппендэктомия, а пациентом был мужчина.
– Не сложно было?
– Конечно, сложно! Тем более, в первый раз, но я справился. Кстати, сама по себе аппендэктомия - не такая уж легкая операция, как принято думать. Люди считают ее чем-то обыденным и привыкли отмахиваться: «Подумаешь, аппендицит!». Тем не менее, это операция, и после нее могут возникнуть любые осложнения, даже летальный исход, а многие это в расчет не берут.
– Какие-то особые чувства испытывали после первого опыта?
– Удовлетворение и гордость даже. За то, что сделал это своими руками, сделал все правильно, за то, что больной выздоровел и был выписан домой.
– Вы практикуете уже почти 13 лет, за это время были какие-то такие моменты, чтобы запомнились навсегда? Может, такое, что до вас никто никогда здесь не делал?
– Нет, первооткрывателем мне стать не пришлось. Поймите, у нас же не научно-исследовательский институт, а больница скорой медицинской помощи. Круглые сутки, 365 дней в году мы выполняем свою работу – спасаем жизни людей. И поверьте, работа эта очень сложная.
– Хотелось бы отдельно поговорить о вашем таком знаменитом, таком заслуженном отце. Сколько времени вам удалось проработать вместе?
– Почти десять лет мы работали с отцом бок о бок, как говорится, в одной связке. Он высококлассный хирург с «золотыми руками». От его «ювелирной» работы я всегда получал удовольствие. В операционной чувствовал себя с ним комфортно и безопасно, с огромным интересом ему ассистировал. Спустя некоторое время, когда я начал оперировать сам, мы периодически менялись ролями. Я очень многому у него научился, и всегда стремился и стремлюсь делать так, как делал он, потому что для меня это – эталон качественной работы.
«Есть такой термин – «синдром психоэмоционального выгорания»
– Вы уже на протяжении 13 лет сталкиваетесь с самыми разными пациентами. На ваш взгляд, люди сейчас больше болеют, чем раньше?
– К сожалению, да. Наше население стареет, а чем старше человек, тем больше у него болезней.
– А как вы относитесь к тому, что сейчас в большинстве развитых стран, в Европе, да и уже у нас, в Беларуси, стало модным вести здоровый образ жизни? Не из-за того, что это правильно, а именно мода теперь такая?
– Это просто сказочно, если бы наши люди стали следовать этой моде!
– Но ведь любая мода – явление временное. И эта может пройти. Как тогда?
– С этим надо сродниться с самого рождения. Культуру здорового образа жизни нужно начинать прививать в детском саду, продолжать в школе и далее следовать данной моде. А для этого каждый из нас должен усвоить, что возможности медицины очень ограничены. Стоит только посмотреть на формулу составляющих здоровья, и все встанет на свои места. Согласно этой формуле, 50 процентов здоровья зависит именно от здорового образа жизни, а от медицины, точнее от организаций здравоохранения, всего 15. Еще 15 процентов приходится на наследственный фактор, и оставшиеся 20 процентов – это экология и питание. Так что, если мы не будем следить за своим здоровьем, ни одна медицина мира не поможет.
– На мой взгляд, здоровый образ жизни должны пропагандировать, прежде всего, сами медики. А они у нас как, люди здоровые?
– Медицинские работники –– обычные люди, и болеют они так же, как и другие: начиная с простуды и заканчивая онкопатологией.
– И все же почему? Ведь, казалось бы, врачам, которые знают все о болезнях, легче, чем остальным людям их предотвратить?
– Знаете, у людей бытует такое выражение: «все болезни от нервов». А в медицине есть такой термин — «синдром психоэмоционального выгорания». Так вот, каждый доктор «выгорает». И это не пустые слова. Когда лечишь больных людей год, два, три, десять, негатив от чужих болезней обязательно скажется. И рано или поздно этот синдром, к сожалению, дает о себе знать.
– Но поскольку вам приходится сталкиваться с болью человека ежедневно, может, чтоб так не воспринимать, нужно защиту какую-то придумать?
– Вряд ли. Вариантов тут не много: либо стать закоренелым циником, либо, уходя с работы, забывать о своих пациентах. Для большинства врачей это нереально. Многие из нас живут своими больными и вне работы, беспокоясь и сопереживая им.
«Мне стало легче понимать, что именно нужно и как это делать»
–– В армии есть такой срок –– 100 дней до приказа, то есть до «дембеля». Для руководителей всех рангов придумали 100 дней после приказа. То есть, после того, как занял пост. Даже президенты после инаугурации такую черту подводят. У вас в начале февраля как раз закончилась стодневка с момента вашего назначения. Вы какие-то итоги за эти три с чуточкой месяца можете подвести? Что-то уже удалось сделать?

–– Скажем так, что-то начало получаться. На самом деле, 100 дней –– не срок для работы на такой должности. Ежедневно с самого утра до позднего вечера тут необходимо решать массу разнообразных проблем. Мне постоянно приходиться сталкиваться и с кадровыми, и с лечебными, и с хозяйственными, и с организационными вопросами. Один только их перечень может занять несколько страниц. Несмотря на наличие заместителей, я считаю, что во все это обязательно нужно вникать самому. Вот за эти три месяца я и вник в проблемы, мне стало легче понимать, что именно нужно и как это делать.
–– Некоторые руководители так приспосабливаются управлять, что все возлагают на замов и только «дергают за ниточки». Для вас это возможно?
–– Не знаю, может когда-нибудь у меня такое и получится, однако еще слишком рано об этом говорить. Понимаю, что, делегировав полномочия, можно облегчить себе жизнь, но я пока себе позволить этого не могу. Конечно, со многими задачами отлично справляются  и мои заместители, тем не менее, большинство вопросов приходится решать самостоятельно и к тому же быстро и эффективно.
–– Коллектив вашей больницы большой?
–– О, это целая гвардия! 1.139 человек, включая персонал филиалов. Из них  152 врача, 437 человек –– средний медперсонал, 367 –– младший медперсонал, а также хозяйственные службы. У нас очень мощная структура. В каждом филиале и в каждом отделении есть свои заведующие, так что я не один в поле воин.
–– А какое место самое проблемное в БСМП? Может, в связи с кризисом «дыра» какая-то серьезная образовалась?
–– Проблем достаточно, как и в любой крупной бюджетной организации. Замечательно, что не возникает вопросов с выплатой заработной платы, питанием и обеспечением медикаментами. Однако есть проблемы с санитарным транспортом больницы, также хотелось бы закупить недостающую лечебно-диагностическую аппаратуру и заменить морально устаревшую. Но в целом все у нас достаточно неплохо, хотя всегда хочется большего и лучшего!
–– Давайте чуть-чуть помечтаем. Вот если б были деньги — не целевые, абстрактные, что бы вы сделали в первую очередь?
–– Для начала полностью реконструировал бы старый хирургический корпус, а в новом хирургическом сделал хороший ремонт. А вообще-то я –– реалист.
 –– В должности этой вы не много времени. Но как вам  видится — надолго вы сюда пришли?
–– Есть желание работать, а надолго я пришел на должность, или нет, покажет время. Пока в административной работе не разочаровался и надеюсь, что этого не произойдет. Несмотря на занятость, продолжаю дежурить, чтобы не потерять практику. Оперирую только по экстренным показаниям. Для плановой оперативной работы времени пока не хватает.
«К счастью, у меня есть надежная семья»
–– Работа у вас такая хлопотная, нелегкая! Ваши домашние как-то вас поддерживают?

–– К счастью, у меня есть надежная семья: жена, дочь, родители. Если что, всегда выслушают, дадут совет, поддержат. Ведь главное в семье –– взаимопонимание, любовь, доверие и уважение.
–– А у вас любовь?
–– Любовь!
–– Как вы с женой познакомились?
–– Не случайно, не на улице. Познакомились на торжестве, посвященном Дню прокуратуры. Я был там в числе приглашенных.
–– А дочка папу поддерживает?
–– Конечно. Мы с ней понимаем друг друга с полуслова. Если видит, что очень устал, по детски окружает своей заботой.
–– Девочки любят в докторов играть. Ваша Дарья еще не собралась династию поддержать?
–– Иногда говорит, что хочет быть врачом. Но рано об этом всерьез рассуждать. Она ведь видит перед собой пока только две профессии –– медика и юриста. А какую выберет, станет видно гораздо позже.
–– Выходные как проводите? Они, кстати, у вас вообще есть?
–– Да, воскресенье. Этот день стараюсь проводить с семьей, Периодически удается сходить в сауну, побыть на природе, пообщаться с друзьями.

Наша анкета

Кто вы по знаку Зодиака?
–– Овен.
Ваш любимый цвет?
–– Нет определенного предпочтения.
Ваше любимое блюдо?
–– Шашлык.
Что предпочитаете из спиртного?
–– Коньяк.
Любимое животное?
–– Лошадь, собака.
Фильм, который вам запомнился?
–– Люблю все старые советские фильмы, особенно комедии.
Любимая книга?
–– Романы Эрих Марии Ремарк.
Какую музыку любите слушать?
–– Блюзы и джаз.
Место, где вам хотелось бы побывать?
–– Таких мест много. Весь земной шар хочется объехать.
Верите ли вы в жизнь после смерти?
– А кто-то может доказать обратное? Скорее всего, не верю.

Лариса ГУЛЬБИС.
Фото Дмитрия МЯКИНА.


02/03/10 | просмотров: 2254 | Комментировать

© 2006-2018, bobruisk.org