ГлавнаяОбратная связьКарта сайта
Бобруйск // Вечерний Бобруйск // В гостях у "Вечерки"

Бывший бобруйчанин, комбриг российской армии Игорь ТИМОФЕЕВ: «Бобруйчане — народ удивительный»

Кратко о нашем госте
Родился:
23 июля 1968 года в Новосибирске. Родители Лидия Михайловна и Борис Александрович — инженеры-программисты. В 1979 году семья Тимофеевых переехала в Бобруйск. Теперь родители на пенсии и по-прежнему живут в Бобруйске, как и младший брат Александр — ведущий экономист финансового отдела ОАО «Белшина».
Учеба: в 1985 году окончил школу № 8 Бобруйска, в 1986 году — Бобруйское ПТУ № 95; в 1991-м — Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище; в 2003-м — общевойсковой факультет Военной академии им. Фрунзе.
Семья: жена Елена и две дочери — Даше 13 лет, Маше 3,5 года.

«Девушка, от вас берут в армию?»
Игорь Борисович, переезжали вы в Бобруйск уже довольно взрослым мальчиком. Свои первые впечатления о городе помните?
— Помню. Сначала ностальгия была по Новосибирску, по друзьям, а потом втянулся: новая школа № 8, новые знакомства. К тому же я пошел в хоккейный клуб, который как раз тогда только организовался. Тренировал нас вратарь «Шинника» Валерий Конопако. Он создал такую сильную команду, что проигрывали мы только минской «Юности».
— А когда, в каком классе вы решили посвятить себя военной службе?
— Военным я хотел стать, будучи еще совсем маленьким, потом это как-то ушло на задний план. И вновь мысль об этом возникла уже в восьмом классе, когда пришла пора всерьез задуматься о будущей профессии.
— Родители, педагоги эту мысль поддержали?
— Мама с папой выбор мой не одобряли. Да и учителя в школе тоже. Мой преподаватель по физике Григорий Семенович Дорошко настаивал, чтобы я поступал куда-нибудь на физмат. Но я все же гнул свою линию и это давление выдержал. После школы поехал поступать в Московское высшее общевойсковое командное училище, в военных кругах его называют «кремлевским». Не поступил. Решил не терять время понапрасну и окончил наше Бобруйское ПТУ № 95 по специальности «электрослесарь КИПиА». Стажировался на БШК, готовился к очередному поступлению в вуз и параллельно, в 1986 году, по направлению от военкомата пошел в школу ДОСААФ. Прыгал с парашютом.
— Первый прыжок свой помните?
— Конечно — 25 мая 1986 года. Весь день провели тогда на аэродроме в Сычково. Был ветер, поэтому сначала прыгали только спортсмены. А мы, перворазники, томились от ожидания, при этом нас поедом ели комары. И уже когда совсем съели, мы прыгнули. Впечатления незабываемые: тишина до звона в ушах, повсюду внизу цветущие сады, восторг и страх одновременно, ликование и еще гамма ощущений. Приехал домой и тогда уже поделился с родителями.
— И как реакция? Отец за ремень не взялся?
— Нет, но был в шоке. Однако, куда уже было им деваться? Ведь я своего добился. Потом уже спокойно выезжал на прыжки. Набрал их 11 и снова поехал в военное училище, на этот раз в Рязанское воздушно-десантное. И опять не поступил.
— Но военным вы все-таки стали, неужели две неудачи охоту не отбили?
— Нет, не отбили. Я отправился в Минск в политехнический институт. Пришел в приемную комиссию и спрашиваю: «Девушка, от вас берут в армию?». Она говорит: «Берут!». А я в ответ: «Хорошо, меня это устраивает. Поступаю!». Сдал экзамены, зачислили меня на 1-й курс, а 30 октября мне пришла повестка. Служил в Литве в десантных войсках.
— Там тоже, судя по всему, в армии не разочаровались?
— Даже наоборот, укрепился в своем решении. Тяжело, конечно, было.
— Дедовщина?
— Нет, просто нагрузки серьезные. День и ночь прыгали, бегали, ползали, стреляли…
— Что, и дедовщины не было?
— Ну, тогда никто это дедовщиной не называл. Нормальное воспитание младшего поколения старшим — закаляли, учили.
— Что-нибудь смешное, юморное помните?
— Там много смешного было. Команда — «Мыши!», к примеру. Это когда рота, 120 человек, должна одновременно повиснуть на решетке в комнате для хранения оружия так, чтобы ноги не касались пола. Вот такой юмор!
«Страшно от того, что мир разваливался»
— После года срочной службы я получил звание сержанта и наконец-то поступил в Рязанское училище. Кстати, этот город по праву считается столицей ВДВ, а училище является единственным в мире, где готовят офицеров-десантников. Там учились многие известные военачальники и политические деятели: Павел Грачев, Александр Лебедь, Владимир Шаманов, Руслан Аушев, нынешний президент республики Мали Амаду Тумани Туре и даже Усама бин Ладен.
— Ничего себе, какая у вас альма-матер, прямо террорестическая!
— (Смеется) Действительно! Половина моджахедов прошли именно эту школу.
— И вы тоже после нее на войну попали?
— Да. Начало моей офицерской службы в 91-м совпало с началом развала СССР. То тут, то там вспыхивали военные конфликты, поэтому по окончании училища я уехал в Азербайджан. Потом были Степанакерт, Нагорный Карабах, Абхазия, грузинский конфликт, вывод войск из Закавказья.
— Страшно?
— Страшно! Страшно от того, что мир разваливался, а народ шел на народ…В 93-м удалось немного даже пожить мирной жизнью — нашу дивизию передислоцировали в Ульяновск. А в декабре 94-го началась Чечня. В 98-м — опять небольшой перерыв. Тогда я перевелся начальником штаба в город Камышин, в 56-й гвардейский десантно-штурмовой полк. В 99-м началась война в Дагестане… И так вплоть до 2001 года.
—А потом начались мирные будни?
— Почти. В 2001-м я поступил в академию. После академии распределился в Чечню. Супруга не захотела со мной расставаться и поехала тоже. Правда, дочь мы отвезли в Бобруйск и отдали учиться в мою родную школу №8. Душа у нас была, конечно, не на месте, и как только убедились, что на Северном Кавказе более-менее спокойно, приехали и забрали ее с собой. В 2005-м вернулись из Чечни в Камышин. А в мае 2006-го я стал командиром полка. Правда, с июня людей и техники стало в два раза больше. Хозяйство сильное! И теперь у нас уже статус десантно-штурмовой бригады.
— Десять лет вы провели на войне…Некоторые привыкают настолько сильно, что потом не могут без нее. А вы?
— К войне привыкнуть нельзя. Это грязно и тяжело.
— Сейчас, спустя двадцать с лишним лет, вы как считаете, правильный выбор сделали?
— Однозначно. Я — на своем месте. Подводя итоги военных событий, я понял, что сохранил максимальное количество людей. Так как для меня самым главным всегда была жизнь моего подчиненного, выполнял сложнейшие задачи с минимальными потерями. И знаю, если бы меня не было там, они были бы гораздо серьезнее.
— А вас, как некоторых военных со стажем, никогда не посещают мысли типа: «Надоело все! Пойду розы разводить, или ребятишек учить»?
— Наоборот. Сейчас политическая обстановка достаточно напряженная, например, в той же Грузии. И я четко понимаю, что в армии мало осталось тех, кто прошел все командирские должности и обладает достаточным опытом ведения боевых действий, способностью обучать этому других. Я знаю, что в моей бригаде лучше меня этого никто не сделает. Я до сих пор с моими новобранцами с парашютом прыгаю. Им, когда они видят, что их командир это делает, легче преодолеть себя и свой страх. Работать с солдатами приходится много. Сегодня молодежь не та, что была во времена нашей юности. Когда были пионеры и комсомольцы. Когда служить в армии считалось почетным, и юноши приходили уже подготовленными физически и морально. Я это говорю о России. Здесь, в Беларуси, я вижу у молодого поколения гораздо больше стремления к здоровому образу жизни.
«Я подъезжаю, а жена — под дулом автомата чеченских боевиков»
— Супруга ваша Елена с вами везде ездит? Тоже все войны прошла?

— Ну, нет, когда боевые действия, она дома с детьми. Тем не менее, и ей в Чечне немножко досталось. Как я уже говорил, после моей академии мы туда уехали вместе. Я регулярно выезжал в горы на базу для выполнения боевых операций, Лена с дочкой — в городке. Каждую неделю по пятницам она ко мне приезжала и оставалась до воскресенья. В итоге ее вычислили боевики, и в одну из поездок захватили. Представляете, 50 вооруженных бородачей, а мои родные в сопровождении всего двух разведчиков с автоматами. Она не растерялась, уткнула дочку головой себе в колени, разговаривает с ними спокойно, страха не показывает, а сама тем временем послала мне по сотовому SOS. Сообщила, что их захватили. Я подъезжаю, а жена — под дулом автомата чеченских боевиков. К счастью, разошлись мы по мирному. Но ребенок наш испытал сильный шок, и долго еще потом пугался каждого черного мужчины. А Лена ничего, через неделю уже отошла.
— Гордитесь ею?
— Конечно! Без такой жены я бы комбригом, наверное, не стал. (Улыбается). На самом деле, трудно двигаться по служебной лестнице, если в семье что-то не так. Служить хорошо возможно лишь тогда, когда знаешь, что дома у тебя — надежный тыл. Порядок и спокойствие во всем моя Лена мне обеспечила.
— Тем не менее, она ведь наверняка волнуется, провожая вас на войну?
— Волнуется, разумеется! Но без паранойи и истерик.
— И где вы себе такую боевую подругу нашли?
— Познакомились мы на каком-то празднике у друзей в 93-м году в Ульяновске, как раз когда нашу дивизию вывели из Азербайджана.
— Любовь с первого взгляда была, или все же присматривались?
— С первого. Сразу оба друг другу понравились, и на всю жизнь.
«Здорово там у тебя, в Беларуси!»
— После того, как пошли служить, в Бобруйске часто бываете?

— Достаточно часто. Самый большой перерыв был два года. Конечно, сейчас должность такая ответственная, что редко получается отлучиться надолго, но все-таки стараюсь бывать здесь при любой удобной возможности. У меня ведь почти все родственники здесь.
— Школу родную не забываете? С одноклассниками встречаетесь?
— Конечно. И в школе по возможности бываю. Всегда благодарен своему классному руководителю Тамаре Ивановне Ализарчик, директору Владимиру Федоровичу Михайлову. Одноклассники в основном разъехались, но с теми, кто здесь живет, видимся.
— Как изменился город со времен вашего детства?
— Поразительно! Помню, когда мы только из Сибири приехали, в районе Даманского были маленькие лесопосадки, а когда к Березине пацанами бегали в районе ТЭЦ — чистое поле. А теперь и деревья вытянулись, и районы разрослись. А сам Бобруйск в целом стал очень красивым, чисто здесь, уютно. Ледовый дворец тоже потрясает. Каждый приезд ходим семьей на коньках кататься.
— А люди изменились?
— Бобруйчане — народ удивительный, как были всегда отзывчивым, гостеприимными и доброжелательными, такими и остались. А вообще это относится к населению всей страны в целом. Это даже мои друзья отметили, которые участвовали в совместных белорусско-российских учениях «Запад-2009». Приехали, говорят: «Ну, Борисыч, побывали мы на твоей родине. Здорово там у тебя, в Беларуси, а люди просто  замечательные!».
— Когда на пенсию пойдете, сюда жить приедете?
— Ой, не думал еще об этом. Сначала надо до генерала дослужиться!

Наша анкета

Кто вы по знаку Зодиака?
— Лев.
Ваш любимый цвет?
— Зеленый.
Ваше любимое блюдо?
— Белорусские колдуны.
Что предпочитаете из спиртного?
— Водку.
Любимое животное?
— Аквариумные рыбки.
Фильм, который вам запомнился?
— Любимый — «В зоне особого внимания».
Любимая книга?
— «Вертикальный охват», о десантниках. К сожалению, автора не помню, но была настольной книгой в школе.
Какую музыку любите слушать?
— Песни Высоцкого.
Верите ли вы в жизнь после смерти?
— Верю. Но именно в том смысле, что человек жив делами. То есть, ты умер, но тебя все равно помнят.
Место, где вам хотелось бы побывать?
— На белорусском горнолыжном курорте «Силичи».

Лариса ГУЛЬБИС.
Фото автора и из личного архива гостя.

О нашем госте
Военная карьера: 1986-1987 гг. — срочная служба в 7-й воздушно-десантной дивизии в Прибалтике в звании рядового, сержанта; 1991-1993 гг. — командир взвода в 104-й воздушно-десантной дивизии, которая дислоцировалась в Азербайджане, лейтенант; 1993-1995 гг. — командир парашютно-десантной роты в Ульяновске, старший лейтенант; 1995-1998 гг. — начальник штаба парашютно-десантного батальона 104-й воздушно-десантной дивизии, капитан, затем майор; 1999 г. — командир десантно-штурмового батальона в г. Камышине (РФ); 2003-2005 гг. — заместитель командира мотострелкового полка, затем начальник штаба в гвардейском соединении, дислоцированном на территории Чеченской Республики, подполковник; с декабря 2005 г. по май 2006 г. — заместитель командира 56-го гвардейского десантно-штурмового полка в Камышине (с командировками в Чечню); с мая 2006 г. назначен командиром этого полка, присвоено звание полковника; с июня 2009 г. — командир 56-й гвардейской десантно-штурмовой бригады в Камышине.
Награды: 1995 г. — Орден Мужества за события под Аргуном; 1996 г. — орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени за операцию в Веденском ущелье; 2000 г. — Орден Мужества за бой в урочище Раздольном; 8 медалей от Министерства обороны.

 


19/01/10 | просмотров: 2561 | Комментировать

© 2006-2018, bobruisk.org