ГлавнаяОбратная связьКарта сайта
Бобруйск // Вечерний Бобруйск // В гостях у "Вечерки"

Главный архитектор города Игорь Ахметшин



Знакомьтесь: Игорь Иванович Ахметшин.

Родился: в Бобруйске в семье военного.

Учился: окончил СШ № 12, архитектурный факультет Белорусского политехнического института (ныне БНТУ).

Работал: начинал с проектировщика, архитектора проектного бюро, в разные годы занимал должности ландшафтного архитектора и главного художника Бобруйска и т. д. С 2005 года — главный архитектор Бобруйска.

Семья: женат, супруга работает архитектором в “Бобруйскпроекте”, дочка учится на архитектурном факультете БНТУ.

Таланты: играет на шестиструнной гитаре, способен рационально распланировать квартиру, площадь, район и населенный пункт.

Достижения: работал над проектами пешеходной зоны ул. Социалистической, благоустройства площади им. Ленина ул. 50 лет ВЛКСМ, ул. Минской и т.д.; кроме того, является автором концепции подготовки Бобруйска к празднованию фестиваля-ярмарки тружеников села “Дажынкi-2006”, получившей высокую оценку президента РБ Александра Лукашенко.

“Все началось с фильма “Дайте жалобную книгу”…

— Игорь Иванович, почему вы решили стать именно архитектором, а не, положим, художником?

— Все началось с фильма “Дайте жалобную книгу”, очень популярного во время хрущевской “оттепели”. Там, в процедуре интерьерного преображения ресторана, да и, в общем, социального его перевоплощения принимали участие архитекторы. Мне понравились эти аккуратные люди, все в белых рубашечках, с тубусами и чертежами, они были загадочными и романтичными… Хотя в школе я вначале увлекался гимнастикой (кстати, чуть не свернул шею), потом футболом. Мой отец, хоть и был военным, прекрасно рисовал, играл на музыкальных инструментах, пел; в общем, семья у нас была больше творческая, чем техническая. Однако в итоге я предпочел сферу не художественную, а архитектурную, потому что архитектура — мать искусств, что ли…

― А ваши нынешние представления об этой профессии не изменились, ведь времени для творчества за горой государственных бумаг, наверное, мало остается?

― Творческой работой заниматься просто необходимо, иначе есть большой риск со временем превратиться в обыкновенного клерка. Ведь если терять хотя бы мысли об искусстве, многого в профессиональном плане не достигнешь. Скажу так: смотря кто и что ищет в своей профессии, одни видят в ней преимущественно темные стороны, другие ― светлые. Конечно, мне приходится рассматривать жалобы, склоки, касающиеся сугубо бытовой сферы, но даже в этом есть определенный интерес. Я даже больше скажу: занимаясь рутинной работой, в то же время не забывать о творческой ― это и есть самое интересное. Занимая должность главного архитектора в период подготовки к “Дажынкам”, я очень много творчески работал, и без этой работы не получилось бы ожидаемого эффекта. Ведь сугубо административно управлять процессом строительства здания, площади или целого города — означает отдать на откуп львиную долю работы проектировщикам. Этого я как раз и не хотел.“Из того, что задумывал к “Дажынкам”, сбылось 50-60 процентов”

― Обновленный к празднованию “Дажынак” Бобруйск, похоже, очень понравился президенту страны. А про площадь Ленина он даже сказал: “На этой прекрасной площади…”. Какие чувства вы испытали, когда услышали эти слова?

― У меня, что называется, в этот момент просто отлегло от сердца, потому что за ту же площадь Ленина от областного руководства я получил столько моральных “затрещин”!.. За что? За цветную плитку, за 2, 5 тысячи квадратных метров гранита, да и вообще за планировочную структуру, над которой я начал работать еще в июне прошлого года. Конечно, главная площадь Бобруйска получилась недешевой, но посмотрите, насколько в итоге преобразился, говоря по-нашему, нижний пласт городской среды! А теперь представьте, если бы строители применяли там только тротуарную плитку в сочетании с массой безликого бетона…

― А все ли удалось сделать из намеченного к “Дажынкам”?

― Если говорить языком цифр, то процентов 30-40. Из того, что лично я задумывал (я говорю не об объемах, а о качестве работ) к “Дажынкам”, сбылось 50-60 %. Вообще, главной нашей задачей было формирование центра города и магистральной улицы Минской, однако в перспективе новым линейным центром Бобруйска должна стать улица Ульяновская, переходящая в улицу Горького, которая, в свою очередь, соединится с площадью Ленина и старым линейным центром — улицей Социалистической. Реализовать это будет совсем непросто, хотя бы из-за необходимости сноса массы домов частной застройки. Поэтому, в первую очередь, к концу 2008 года планируется строительство улицы Крылова, и только после этого преобразовывать Ульяновскую.

― Перед “Дажынкамi” у вас было столько задач, как выдержали такое напряжение?

― Морально не сломиться удалось только за счет желания увидеть результат. А работы перед “Дажынкамi” действительно было просто не меряно. Не хочу хвастать, но вместе с проектировщиками приходилось просиживать за работой ночи напролет, даже в последние дни перед фестивалем расслабиться не мог. Помню, как лично руководил бригадой строителей, устанавливавшей бигборд на улице Горького. Трудились до шести часов утра…

― А зарплату вам подняли за ночные бдения?

― Нет, и когда я из рук губернатора Бориса Васильевича Батуры получил 310 тысяч рублей премии, жена с болью сказала: “Мне за тебя просто обидно, сколько ведь сил потрачено!”. Ну что здесь сказать… Оценивать личный вклад в любое дело можно по-разному, причем женщины склонны больше учитывать материальное вознаграждение, однако в данном случае нужно применять моральную оценку. Поэтому 50-60 % реализованных планов ― для меня лучшее поощрение.“Гостиница “Бобруйск” — обыкновенный типовой проект”

― Какие постройки в городе представляют архитектурную ценность?

― В первую очередь, я бы выделил Бобруйскую крепость и гостиницу “Европейская”. Вообще, центральная часть нашего города представляет собой архитектурный ансамбль с самобытным “кирпичным” стилем, схожим со стилем Бреста. Когда-то Бобруйск из-за зданий, для строительства которых формировались кирпичи самых разнообразных типоразмеров, был весь красный! Это уже потом появилась “мода” обмазывать наружные стены известковым раствором... Поэтому очень важно сберечь уцелевшие кирпичные здания, тем более что для их чисто физической сохранности сейчас есть много специальных строительных пропиток.

И в этот же список я бы включил современные здания “Беларусбанка” и “Белагропромбанка” на ул. М. Горького, спроектированные группой архитекторов во главе с моим предшественником Владимиром Павловичем Галущенко. И не потому, что сам участвовал в этом проекте, просто архитектурное решение оказалось очень интересным.

Этот список можно расширить, но важно, чтобы он увеличивался. Кстати, из современных зданий я бы еще отметил Дворец искусств. Это типовой проект, но его сумели обработать так, что он получил свою индивидуальность.

― А многие ведь критиковали витражи с изображением летящего Икара…

― Этот Икар ― дизайнерская добавка к архитектуре, а добавки бывают как удачными, так и не очень. В данном случае специалисты московского художественного комбината “Росмонумент” слишком “перегрузили” фасад Дворца искусств.

― Вы в своем списке приоритетов, наверное, забыли гостиницу “Бобруйск”, ее ведь называют “визитной карточкой” города…

― Гостиница “Бобруйск” ― обыкновенный типовой проект 50-х годов прошлого века для использования в центре областных городов. Другое дело, что данный проект постклассического стиля использовался только в Бресте и у нас, и хотя бы поэтому гостиница “Бобруйск” имеет право на жизнь.

Когда-то в нашем городе было уникальное здание театра, и его снесли только потому, что так и не смогли его достроить, о чем я очень сожалею. Ведь это здание проектировал не кто иной, как величайший русско-советский архитектор Оль, который практически половину Ленинграда построил…“Комнаты я размаркировал цветом”

― Игорь Иванович, а дома свои архитектурные способности вы как применяете?

― Конечно, интерьер всегда оформляешь под себя. В нашей квартире было маловато солнечного света, поэтому, в первую очередь, в зале и спальне я сделал так называемые французские окна — от потолка до самого пола. Они выходят на лоджию, поэтому, когда их летом распахиваешь, получаешь метр двадцать дополнительной площади. Кухонную мебель проектировал сам, причем одна дверца каждого навесного шкафа у меня сделана из матового стекла, дающего интересные, на мой взгляд, блики.

Что касается интерьера комнат, то я их размаркировал цветом. Кухня получилась яркой салатово-зелено-желтой; в спальне стиль более томный ― мебель из красного дерева с золотистыми ручками и фурнитурой, золотистые обои и шторы, желтая дверь; в детской ― желтые и синие жалюзи, мебель и светильники бежево-желтого цвета, обои и дверь синие. Пол во всех комнатах паркетный, но на кухне керамическая плитка с комбинированным рисунком зелено-желтого цвета, причем рисунок начинается “в шашечку”, а потом становится разбросанным, хаотичным. Ванна и туалет выложены бело-сине-желтой плиткой. Кстати, сейчас модно делать в этих комнатах прозрачные двери (ну, не совсем, прозрачные, конечно, а из матового стекла)…

― Наверное, частных заказов на проектирование интерьеров квартир у вас хоть отбавляй?

― Этот период я уже пережил, сейчас дочь-студентка начинает с удовольствием этим заниматься!

Игорь ЗЫКУН.

Фото Дмитрия МЯКИНА.

 

НАША АНКЕТА

Кто вы по знаку зодиака и гороскопу?

― Лев, Лошадь.

Ваша любимая книга?

― “Золотой теленок” и “12 стульев” Ильфа и Петрова.

Ваше любимое время года?

― Ранняя осень, она спокойная и уравновешенная.

Ваш любимый праздник?

― Новый год. К праздникам советским не привык, не нравится ревущая толпа, массовка.

Любимое животное?

― Шарпей Йорк медного цвета, который живет у нас дома.

Какие песни любите напевать?

― Из репертуара “Битлз” и романсы.

Ваш идеал женщины?

― Привлекает спокойствие, рассудительность и доброта. Вообще, я по жизни однолюб, поэтому идеал ― это моя жена.

Любимое блюдо?

― Уральские пельмени с уксусом и перцем.

А из спиртного что предпочитаете?

― Водку.

Ваш любимый уголок на земле?

― Дубравы реки Березины.

 


07/12/06 | просмотров: 4293 | Комментировать

© 2006-2018, bobruisk.org