ГлавнаяОбратная связьКарта сайта
Бобруйск // Вечерний Бобруйск // В гостях у "Вечерки"

Заведующая корпунктом телерадиокомпании «Могилев» Татьяна МАТЮШОНОК: "Я всегда исполняю свои мечты..."

5 августа 1994 года указом Президента на базе упраздненного госкомитета по телевидению и радиовещанию  была создана Национальная государственная телерадиокомпания Беларуси. На днях ей исполнилось 15 лет. Не все из того, что делает НГТРК, вызывает восторг, но факт остается фактом: сегодня она является крупнейшим белорусским медиахолдингом, в структуру которого входят четыре телевизионных канала, пять каналов радио и пять областных телерадиокомпаний. Ее корпункт есть и в нашем городе — вот уже пятый год его возглавляет красавица, умница, спортсменка Татьяна Матюшонок.

Кратко о нашей гостье
Родилась: 24 марта 1981 года в Бобруйске.
Учеба: СШ № 14 с углубленным изучением английского языка; 2000-2006 — факультет журналистики БГУ. В июле 2009 поступила на сценарное отделение ВГИК, в мастерскую Зои Кудри, писавшей сценарии к таким фильмам, как «Адмирал», «Ликвидация», «Граница. Таежный роман».
Работа: с 1998 года — в Бобруйском корпункте РУП РТЦ «Телерадиокомпания «Могилев», сначала ведущей телепрограмм, затем редактором. В 2004 году возглавила корпункт.
Семья: мама — педагог, отец — специалист широкого профиля; средняя сестра Елена — капитан милиции, младшая Ольга — специалист в области сотовой связи. Не замужем, но и не свободна.

«У меня было трудовое детство»
— В детстве ты была послушным ребенком?
— Я была жутким ребенком! Причем играла не только в куклы. В песочнице я любила лепить куличики и тут же их есть. От этого у меня часто были проблемы с животиком. А в детский сад я ходила с любимым белым автоматом на плече и при этом кричала на всю улицу «Убью! Зарежу!» Мама тогда делала вид, что я не ее ребёнок.
— Папа хотел, чтобы дочка стала фотомоделью, мама — чтобы вышла замуж за олигарха, а дочка взяла и пошла по скользкой дорожке журналистики. Я угадал? Или тебе с детства читали сказки про храбрых репортеров?
— Не угадал. Мама хотела, чтобы дочь поступила в иняз — зря, что ли училась в школе с углубленным английским! А дочь хотела ехать в Москву, поступать во ВГИК, на сценарный. Мамин вариант был неприемлем для дочери, дочкин — для мамы. Сошлись на журналистике.
— ВГИК, говоришь? И чем тебя манила «фабрика грез» по имени Кинематограф?
— Возможностью моделировать ситуации, придумывать героев, руководить событиями их жизни. Ведь своей жизнью на тот момент я распоряжаться не могла и не умела, зато выдумывать — это сколько угодно. Детство мое было не особенно счастливым, вот и приходилось изобретать иные реальности — с радостями и хэппи-эндами. С тех пор в моей голове полно разных историй: и про меня саму, и про тех, кого я выдумала.
— Детство не было счастливым… Странно слышать такое в нашей «сильной и процветающей»! Какими же тучками оно было омрачено?
— У меня было самое, что ни на есть, трудовое детство. Я росла в многодетной семье, а папа у нас был большой затейник: каждый год придумывал новую забаву для своих домочадцев. Одно время он арендовал теплицы, которые раньше имелись практически при всех крупных предприятиях. Объемы работ были огромные, а работников всего пятеро: мама, папа и мы с сестрами. Приходилось все делать самим: выращивать рассаду, высаживать в грунт огурцы, помидоры, редис и картофель. А потом мы сами же все это и продавали. Зато родители честно платили нам зарплату. У нас дома даже надпись на балконе сохранилась: «До зарплаты осталось 8 дней».
Первую «получку» мы с сестрами потратили на игровую приставку «Сюбор», за которой в свободное от теплицы время по очереди гоняли «Супермарио». Правда, с тех пор я испытываю неприязнь ко всяким дачам-огородам, но зато твердо знаю: для того, чтобы что-то получить, нужно «пахать», чем всю свою жизнь и занимаюсь. Впрочем, эти годы детства были, как раз счастливыми! Хуже было потом, после того, как наш отец пропал без вести, и мама растила нас троих — одна, на учительскую зарплату. Но об этом времени красочно рассказывать я пока не научилась.
«На ТВ меня привела мама»
— Студенты творческих вузов на первом курсе часто испытывают своеобразную «ломку»: во-первых, потому, что вокруг бродят толпы таких же гениев, как они сами, во-вторых, потому что розовые очки трескаются и  будущая профессия видится без фантастических прикрас. Тебя не миновала чаша сия?
— А у меня и не было розовых очков. К моменту поступления я уже два года работала по специальности, и мои представления о профессии давно были проверены практикой. Разочарование было в другом: оказалось, я знала о журналистике — о её практической части — куда больше иных преподавателей, бывавших на телевидении лишь на студенческой практике. Гораздо полезнее было общение с однокурсниками, уже имевшими опыт работы в СМИ.
— Тогда расскажи, как круто ты попала на ТВ. Неужели подошел добрый дядя и спросил: «Девочка, хочешь сниматься?»
— К дверям Бобруйского корпункта меня за руку привела мама. Я тогда только-только школу закончила.  Нервничала страшно. Мне дали почитать вслух какие-то тексты, потом записали на камеру и сразу сказали: «Ты нам подходишь. Приходи сегодня в четыре, будем писать «Бобруйский вариант». Так все и началось. Но это был не первый мой шаг в журналистике. К тому времени я уже имела две публикации в газете «Бобруйский курьер» — тогда ею руководил нынешний учредитель «Вечерки» Валентин Сысой. Свои статьи я присылала по почте, а за гонорарами прийти стеснялась. Кстати, моя первая статья была о феминизме. В редакции тогда решили, что это пишет зрелая женщина с богатым жизненным опытом, а мне было всего 15 лет.
«Через кучи навоза на шпильках…»
— «Бобруйский вариант» — как много в этом звуке! Уверен, многие помнят и саму передачу, и тебя в ней.  Почему она вдруг перестала выходить?
— Да, «Вариант» был любимой передачей многих — меня до сих пор про нее спрашивают… А нет ее, потому что нет больше областных телеканалов: после реформы, проведенной «Белтелерадиокомпанией», вместо них появился один общий — «Лад», с разной «начинкой» в разных областях. Такая передача, как «Бобруйский вариант» в сетке вещания не предусмотрена. И все же в плане информационного освещения Бобруйск не остался обделенным: репортажей из нашего города стало даже больше, и транслируются они в программах новостей — как региональных, так и республиканских. А еще в таких передачах, как «Экстрим-среда», «Лабиринт», «Белорусское времечко». Кроме того, о Бобруйске всегда можно услышать на «Радио-Могилев».
— Сегодня ты говоришь языком профессионала. А когда девчонкой пришла в корпункт, небось, шишек немало набила?
— Да вроде нет… Или просто за давностью лет не помню. Я ведь поначалу только вела передачу — сама не писала, и о своем желании это делать никому не говорила. Просто ездила с журналистами на съемки, наблюдала, читала тексты. И только когда поняла, что смогу работать не хуже, написала свой первый репортаж. Я вообще человек такой: пока не уверена в том, что смогу что-то сделать хорошо, никогда не возьмусь. Наверное, потому и без шишек обходится.
— А помнишь свой самый трудный и самый интересный сюжет?
— Помню, с трудом давался сценарий презентационного фильма об Осиповичском отделении железной дороги. Мне тогда было 18 лет — хотелось делать репортажи об интересных людях и событиях, а тут на тебе: пиши о рельсах, шпалах и вагонных депо. Я, когда шла в журналистику, и в страшном сне себе не представляла, что придется по заводским цехам бродить, и по колхозным полям через кучи навоза на шпильках прыгать. Зато это стало отличной школой. Я теперь на любую тему писать могу, в любом жанре. Интересных сюжетов тоже хватало. Например, про одну деревеньку в Кличевском районе, где все жители — однофамильцы. Чтобы как-то различать друг друга, они себе клички придумали. Но самое забавное, что фамилия у них моя — Матюшонок!
«Только не в порно!»
— Скажу по секрету: тебя считают одной из самых красивых девушек города. Говорю «одной из самых», чтобы не обиделись другие красавицы и не забросали нашу газету гнилыми персиками. Красота в журналистике — это помощь или помеха?
— (смеется) Что-то я не помню, чтобы участвовала в конкурсе красоты и получала там титул «одной из самых»… А помощь это или помеха, зависит от того, как ей распоряжаться. Нужно уметь использовать все свои преимущества — а иначе, зачем они нужны? Чтобы красота мешала, такого я тоже не помню. Разве что, однажды руководитель центрального телеканала, приглашая меня на работу, заявил: в ведущие новостей меня никогда не возьмут, потому что им не нужны дикторы, отвлекающие своей внешностью от главных событий выпуска. А вообще мне всегда неловко говорить на эту тему, потому что я не считаю себя самой красивой, талантливой или успешной. Просто я умею казаться такой окружающим.
— Сегодня многие теледивы участвуют в эротических фотосъемках для разных журналов и календарей. Анфиса Чехова, Маша Малиновская, Тина Канделаки… Ты согласилась бы сняться обнаженной, ну, скажем, для нашей газеты или, на худой конец, для журнала MAXIM?
— Вообще-то, я не теледива. А руководители корпунктов белорусского телевидения, работающие с новостями, для эротических журналов обычно не снимаются. Хотя, если бы у меня была другая работа, и мне нужно было бы привлечь к себе внимание, я, возможно, пошла бы на это. Не вижу ничего зазорного в красивых эротических снимках. Только не путайте с порнографией! От нее бы я точно отказалась.
«Нарочно мы никого не задираем»
— Недавно в Бобруйске стартовал телеканал «Скиф». До этого пробовал силы телеканал «Березина»... Как думаешь, почему так трудно продвигать свое телевидение?
— В Бобруйске большой дефицит журналистов-профи. Обрати внимание, много лет информационное поле здесь бороздят практически одни и те же люди, только переходящие из одного издания в другое. Но в отличие от газет, более свободных в изложении материала, на ТВ есть четкая структура написания сюжетов. Она несложная, но найти толкового тележурналиста у нас практически нереально. А из Минска сюда редко кто возвращается. Что же касается своего телевидения, то идея хорошая: Бобруйску нужен городской телеканал. Канал полноценный, насыщенный информацией, интересный. Бобруйчане ведь люди неглупые... Впрочем, сейчас на «Скиф» пришли бывшие корпунктовские работники, имеющие немалый опыт, так что надежда есть.
— Кто работает в журналистике, знает: иные чиновники хотят, чтобы о них, как о мертвых  —  либо хорошо, либо ничего. Часто ли тебе приходилось сталкиваться с подобным капризом, и как ты его нейтрализуешь?
— Я на журфаке защищала диплом «Большая» журналистика в «маленьком» городе». У меня там много чего было о взаимоотношениях СМИ и власти… Знаешь, быть совершенно свободным может лишь тот, кто берет обычную бытовую камеру, снимает себя и своих друзей, а потом на кухне им же все это и показывает. А штатный журналист всегда от чего-то зависит: от зрителей, от руководства канала, от героев сюжета, от начальников и чиновников. Главное, чтобы зависимость эта не превращалась в цензуру. Конечно, нам хотелось бы дружить со всеми и делать только сюжеты, которые бы радовали абсолютно всех. Но так не бывает. Критические материалы — это вообще самое сложное в журналистике. Всегда кто-то остается обижен, сколь бы нейтральным ты ни был. Нарочно мы никого не задираем, но если возникают вопросы у горожан, пытаемся спрашивать и с чиновников тоже. Кстати, иногда «простые» граждане ведут себя почище чиновников. Могут и камеру разбить, как это сделал, например, в 2004 году директор рынка «Западный». То был первый случай в Беларуси, когда журналисты отстаивали свои профессиональные права в суде. Директора рынка осудили тогда на три года — за «воспрепятствование журналистской деятельности и превышение служебных полномочий с целью скрыть недостатки в работе».
— Герой комедии «Москва слезам не верит» уверял, что «через двадцать лет никакого кино не будет — одно только телевидение». Прошло двадцать лет, и вот уже кое-кто предрекает исчезновение самого TV: мол, Интернет идет ему на смену. Ты с этим согласна?
— К счастью, кино не прекратило свое существование. Наоборот, оно оживает! То же самое будет и с телевидением. Оно не уйдет, а обретет иные формы. Сегодня активно развивается направление internet-tv — это оперативно, интерактивно и максимально доступно для пользователя. Думаю, за ним будущее.
— Пару недель назад одна твоя мечта, наконец, сбылась - ты поступила во ВГИК. Ждать ли нам теперь гениальных блокбастеров по твоим сценариям?
— Конечно, ждать! Я ведь не ради диплома туда поступала. Это действительно была моя давняя мечта. А я всегда исполняю свои мечты, пусть и с отсрочкой в десять лет. Мне есть, что сказать в любой форме: будь то телерепортаж, проза или кино. Надеюсь, я еще не раз смогу приятно удивить бобруйчан.
Дмитрий РАСТАЕВ.
Фото из личного архива гостьи.

Наша анкета
Кто ты по знаку Зодиака?
— Овен усовершенствованной модификации.
Какие напитки предпочитаешь?
— Воду.
Какие любишь блюда?
— Соленые огурцы, блины и все мучное.
Где любишь отдыхать?
— Люблю спокойный пляжный отдых и море. Острых ощущений и на работе хватает.
Твоя любимая книга?
— «Невыносимая легкость бытия» Милана Кундеры, «Хроники Нарнии» К.С. Льюиса.
А любимый кинофильм?
— «Город ангелов» с Мэг Райан.
Какие мужчины тебе нравятся?
— Настоящие.
Смогла бы прожить на необитаемом острове?
— Да. Особенно, если с ноутбуком, коллекцией любимых дисков и выходом в Интернет.
Веришь ли ты в переселение душ?
— В жизни после смерти не сомневаюсь. Насчет переселения душ не знаю. Смотря в кого переселяться.  Пожалуй, я бы согласилась быть кошкой. Кстати, а где вопрос о любимых животных?
Твое кредо?
— Через тернии — к звездам!


18/08/09 | просмотров: 2604 | Комментировать

сашачёрный

татьяна , спасибо за фильм о бобруйске ! купил друзьям из чернигова ,но оставил себе ! спасибо и поклон в ноги !

МЕЧТА 08

Вы прекрасны !!! Татьяна чаще попадайте в кадр ! ВАМ не тяжело, а мне радость! Дима

ввп

вы большая умница ! так не бывает , что бы и умна и красива ! на то он и бобруйск , что бы совмещать несовместимое!

© 2006-2018, bobruisk.org