ГлавнаяОбратная связьКарта сайта
Бобруйск // Вечерний Бобруйск // В гостях у "Вечерки"

Анна ТРИЗНА:
«Те годы суровые забыть невозможно»

Кратко о нашей гостье
Родилась: 10 августа 1926 года в деревне Березовка Кличевского района.
Училась: в Бобруйской школе №2, педагогическом училище.
Работала: заведующей начальной школой в деревне Березовка, бригадиром комплексной бригады, начальником производственного участка в колхозе имени Буденного Бацевичского сельсовета, а после выхода на пенсию — инженером по технике безопасности. Переехав в Бобруйск, восемь лет отработала в детском садике №12.
Семья: муж Владимир Петрович, ветеран войны, умер в 2002 году. Имеет четверо детей, семь внуков и семь правнуков.
Заслуги: за участие в партизанском движении награждена орденами Красной Звезды и Отечественной войны 2-й степени, за трудовые успехи — орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», многими медалями. Была делегатом пяти съездов КПБ, кандидатом в члены ЦК КПБ, избиралась депутатом Советов депутатов трудящихся различных уровней.

«Почти все мужчины из нашей деревне были партизанами»
— Анна Михайловна, в пятнадцать лет вы стали партизанской связной. Как это было?
— Когда мне было только два месяца, родители переехали в Бобруйск. В нашей семье было четверо детей — кроме меня, младшие брат Николай, сестры Валентина и Галина. Отец был коммунистом, работал на ответственных должностях в советских и партийных органах. Жить было хорошо, в школе я была активисткой, мечтала поступить в ВУЗ, стать журналистом. Но планы прервала война. Когда немцы заняли Бобруйск, они начали призывать молодежь в полицию, девушек заставляли идти на работу в их комендатуры, госпитали, столовые. Родители решили, что я должна уйти в Кличевский район, где жили мои дедушки и бабушки и можно было спрятаться от немцев. Ушел туда и папа — сначала в партизанский отряд, а потом ему дали поручение организовывать в Бобруйске подпольные группы.
Почти все мужчины  из нашей Березовки были  партизанами. Горели желанием стать ими и я с подругами. Мы поговорили с парнями, и они отвели нас в небольшой партизанский отряд в Березовое болото. С нами беседовал поодиночке комиссар Яков Иванович Заяц. Мне он предложил стать связной партизанского отряда, строго предупредив, что это очень сложная и ответственная работа. Все нужно выполнять только по указаниям командира, которые мне будет передавать в условленном месте командир отделения разведки Владимир Лызо. Так я и стала связной.
— Сложно было? Какие задания приходилось выполнять?
— Я и сама, и с помощью знакомых собирала сведения о количестве немцев, техники, кто ушел на службу в полицию. Командир 620-го партизанского отряда Михаил Михолап познакомил меня в Бобруйске с семьей подпольщиков Голубевых. Они все работали на партизан — Ксения, Мария и даже 13-летний пионер Митя. Самой сложной задачей для меня была доставка партизанам медикаментов. В то время в одной из аптек работала Анна Митрофановна Адамович, мать будущего писателя Алеся Адамовича. Эта мужественная подпольщица передавала медикаменты Голубевым, а они приносили их на квартиру моей матери Софии Иосифовны. Я забирала лекарства и передавала партизанам. У меня были разные приспособления. Например, корзинка с двумя днищами, куда я укладывала медикаменты, а сверху клала соль или что-то из одежды. Зимой подшивала лекарства в фуфайку, бурки. Партизаны смастерили сани с двумя днищами, в которых я перевозила не только медикаменты, но и оружие. Его неизвестно какими путями доставал подпольщик Георгий Федорович Васехо.
— Конечно же, рисковали?
— Однажды, когда я выезжала из города, меня остановил немецкий патрульный. На санях лежала моя тетя Ольга Тризна, укутанная в одеяло, а между днищ — целый арсенал медикаментов и оружия. Немец спросил пропуск, и я его предъявила. В это время тетя застонала, немец сдернул с нее одеяло, увидел худющую женщину, закричал «Тифус!» и отскочил от саней. Ездить приходилось разными путями — то через Гуту, то через Назаровку, чтобы не особо быть на виду у немцев и полицаев.
Мы, связные, конечно же рисковали своей жизнью, многие погибали. Не дожили до Победы подпольщицы Ксения и Мария Голубевы. Мужественно погиб их 13-летний брат Митя. В школе он был отличником, веселым и находчивым парнишкой. Узнав, что сестра Ксения связная, упросил ее взять помощником. Иногда он приносил медикаменты на квартиру моей мамы, приводил к Березине молодежь, которая на лодке переправлялась в Гутенский лес к партизанам. На Мите была худая одежка, через плечо — самотканая сумка. В нее он складывал йод, бинты, лекарства, а сверху ложил  кусочки хлеба, детские игрушки. Не раз немцы заглядывали в сумку и хохотали, увидев безделушки. Один немец подарил парнишке губную гармошку, которой он якобы радовался. Но однажды, когда Митя шел на явочную квартиру, фашист сорвал с его плеча сумку, вывернул ее и все увидел. Митю арестовали, пытали, обливали холодной водой и водили босиком по снегу, но отважный пионер не вымолвил ни слова… Погибли и его сестры Ксения и Мария, а мать, Ульяна Голубева, продолжала активно работать связной.

«После того случая красные платки не повязывала»
— А с вами опасные случаи бывали?
— Как-то командир отряда Войтусенок дал мне задание подбросить в Бацевичский гарнизон записку, в которой было сказано, что небольшая группа партизан охраняет склад оружия на окраине леса около деревни Усохи. По субботам немцы выдавали пропуска, и мы с подругой пошли за ними. Помню, в коридоре стояла очередь, проходили мимо немцы и полицаи. В комнате сидели немец, бургомистр и переводчик. Я, прижавшись к подруге, одной рукой взяла пропуск, а другой бросила записку под стол. По телу от страха пробегал холод, но, слава Богу, никто ничего не заметил. На следующий день немецкая машина и несколько мотоциклов направились к Усохам, а там их уже ожидала партизанская засада. Партизаны перестреляли всех немцев, сожгли машину, взяли богатые трофеи.
Однажды я шла в деревню Заполье на задание, там в полиции был наш человек. Возле школы, где был гарнизон, стояли три немца и подозвали меня. Спросили через переводчика, куда иду. Я ответила, что к родственникам. А на голове у меня был красный платок. Один немец ударил меня по лицу, выбил нижний зуб, я упала. Он сорвал платок, начал рвать его и топтать ногами. Переводчик стал объяснять, что такие платки у нас носить модно, затем помог мне подняться, и я пошла с непокрытой головой. После этого до конца войны красные платки я больше не повязывала.
«Помню, как встречали 1944-й»
— Блокаду Кличевщины помните?
— Это был большой партизанский край. 20 марта 1942 года четыре отряда разбили немецко-полицейский гарнизон в Кличеве. Здесь, а также в части Кировского, Березинского и Белыничского районов была восстановлена советская власть. В сельсоветах была организована самооборона, восстановлены партийные и комсомольские организации. Меня избрали комсомольским секретарем при Бацевичском сельсовете. Летом партизаны установили связь с Центральным штабом партизанского движения, приняли первый советский самолет, а потом рейсы из-за линии фронта стали регулярными. Немцы начали крупномасштабную операцию по блокаде партизанского района. Обстреливали, бомбили, расстреливали и вешали людей, не щадили ни женщин, ни детей. Вражеское кольцо быстро сжималось. Партизаны прорываются и уходят в Усакинские леса. Положение стало серьезным. Закончились продукты, нечем стало лечить раненых. Шли дожди, а костры жечь, чтобы обсушиться, нельзя. Ночами мы выползали на поля, копали картошку, иногда удавалось найти свеклу или морковку. Возвратившись, мыли их в болотной воде и грызли сырыми. Несколько раненых умерли, там их и похоронили. Было принято решение выходить из блокады. Делали это и отрядами, и группами в сопровождении лесников, которые знали эти болотистые леса. Прорывались с боями. Я тогда написала, как это было:

Нет больше сил, невозможно так жить.
Нужно из окружения нам выходить.
Лесник Заяц тропиночку нашел,
И темной ночью наш отряд повел…

— А праздники встречали?
— Помню, как встречали 1944-й год. В декабре группа партизан получила задание подорвать «железку» в Рогачевском районе. Другая группа направилась в деревню Козуличи Кировского района, где располагался немецкий гарнизон. 30 декабря были метель и сильный мороз. Мой путь лежал до Березового болота, я несла медикаменты. В одном из домов меня ожидал командир отделения разведчиков Лызо. Ночевать я осталась в доме Тарелко. Туда пришли командир отряда Войтусенок, а также Книга и Парсаданов. Они сказали хозяйке: «Готовьте ужин, возвратятся бойцы с задания — встретим Новый год». Хозяин натопил баню. Партизаны возвратились в хорошем настроении. Мы наварили большой чугун картошки, хозяйка поставила на стол грибы и капусту. Их вкус я запомнила на всю жизнь. Партизаны доложили о пущенном под откос составе. Командир Войтусенок прочел сводку Совинформбюро: Красная Армия ведет активные наступательные бои. Потом поднял рюмку и уверенно сказал: «Победа будет за нами!». Когда на часах пробило двеннадцать, тост тоже был за Победу. Потом мы пели песни.
«Пережив войну, дети учились прилежно»
— Анна Михайловна, а как мирная жизнь начиналась?
— Долгожданный день настал, наша территория была освобождена, но война продолжалась. С фронта нам писал отец. Он будто чувствовал, что погибнет, потому что в каждом письме просил меня помогать маме, так как я старшая в семье. У матери ведь было еще трое несовершеннолетних детей, в городе карточная система, не хватает хлеба, а в деревне можно вырастить картошку, овощи и помочь семье. И я осталась у бабушки в Березовке, жили в землянке. Однажды приехал заведующий районо и предложил мне открыть в деревне начальную школу. Я училась заочно в Бобруйском педучилище. Бывшую школу немцы сожгли, в деревне остались  четыре дома, а так все землянки. В одном из домов и открыли школу. С помощью женщин смастерила скамейки, собрала у людей кое-какие столы, доску вырезали из фанеры и покрасили в черный свет. Деток в школу пригласила из двух деревень. За время войны многие стали переростками, но все с радостью приступили к учебе. Книг не хватало, тетради сшивала из разной бумаги. Радовало то, что дети прилежно учились. Одеты они были в самотканую одежду, приходили в школу босые, а в холода — в лаптях. Мы с женщинами валили лес для отопления. Время было очень тяжелое. Для поднятия духа я организовала самодеятельность, и мы выступали даже в райцентре. Сколько было радости, когда «артистов» угощали несколькими печеньями или конфетами!
Транспорт в Бобруйск не ходил, и я пешком носила семье картошку на плечах. Папа погиб при форсировании Одера. У бабушки не вернулись с фронта пятеро сыновей, а один пришел инвалидом. Щемило сердце, когда слышала бесконечные причитания и видела слезы бабушки.
— А была ли любовь во время войны?
— Да, была. Помню, в нашу деревню часто приезжал партизанский командир Михаил Михолап по кличке «Макей», он рассказывал сельчанам о положении на фронте. Верхом на лошади, с наганом на ремне и с автоматом за плечами, безо всякой охраны он приезжал и к одной девушке. Они мечтали, как будут вместе жить и учиться в Москве. Но мечты не сбылись, Михаил погиб.
Я дружила с Владимиром Сазановцом, он писал мне письма с фронта, которые я храню и сейчас. В 1946 году я вышла за него замуж и перешла  к нему в деревню Малая Ольса. Это сейчас у молодых — только познакомятся, и уже целуются. Раньше такого не было. Чувства питали, но близких отношений не допускали, даже за руку брали с разрешения.
— Как тогда относились к тем, кого арестовывали в годы сталинских репрессий?
— Люди чувствовали и знали, что забирают невинных, что это не враги народа. У мужа дядю арестовали, и его не стало. Необоснованными были те репрессии.
— А почему вы, работая в школе, пошли затем в сельское хозяйство?
— По призыву партии. В 1954-м я приняла отстающую бригаду в колхозе имени Буденного Бацевичского сельсовета и вывела ее в передовые. Со своей продукцией участвовала в выставке в Москве, где мне вручили диплом, почетную грамоту и премию. Потом объединились три комплексные бригады, и меня избрали начальником участка. Через пару лет и он стал первым в районе. Меня избирают депутатом, делегатом на партийные и колхозные съезды. Удостоверение кандидата в члены ЦК КПБ мне вручал сам Петр Миронович Машеров, и это была для меня большая честь. Не порываю связи с землей и сейчас, хотя живу в городе — в Кличевском районе остался наш дом, есть огород.
«Когда возвращалась из школы, у меня сорвали ордена»
— Анна Михайловна, у вас нет некоторых орденов, только документы…
— Когда однажды вечером я возвращалась со встречи со школьниками из 30-й школы, недалеко от дома на меня напал незнакомый мужчина и сорвал ордена Ленина, Отечественной войны, Трудового Красного Знамени и «Знак Почета». Обидно, конечно…
— У вас нет чувства досады, что теперь такая жизнь? Ведь побежденные в войну живут лучше нас.
— Несмотря на то, что ломятся от всего прилавки, в душе нынешняя жизнь мне не нравится. Люди работают, а у многих такие маленькие зарплаты… Но жить можно. Главное, что у нас спокойно, мирно. Приятно, что не забывают, уважают нас, ветеранов. Старого человека радует даже открытка к празднику.
— Как нужно жить, чтобы быть счастливым?
— Надо отдавать себя целиком и полностью для того, чтобы оставить след, сделать для людей что-то хорошее. Приезжая в свою деревню Малая Ольса, я горжусь, когда бывшие колхозники, уже старенькие люди, называют меня Анной Михайловной, желают здоровья. А еще ветеранам нужно участвовать в жизни.  Я, например, выступаю перед школьниками, часто посещала, когда позволяло здоровье, гимназию №1, рассказываю молодежи о войне в клубе «Космос» при нашем ЖЭУ-10. И хотя не стала профессиональной журналисткой, писала и пишу статьи в газеты, воспоминания, в стихах силы пробую. Вот из последнего написанного:

Надел солдат костюм парадный,
Окинул взглядом свой наряд.
За мирный труд и подвиг ратный
На нем «иконостас» наград.
За праздник выпил рюмку пунша,
Расправил грудь, распрямил стан.
Под звуки бравурного марша
Идет в колонне ветеран.
И ничего, что ноют раны,
Виски покрыты сединой.
Шагают гордо ветераны —
Как прежде, молоды душой…

Наша анкета
Кто вы по знаку Зодиака?
— Лев.
Ваш любимый цвет?
— Зеленый.
Ваше любимое блюдо?
— Колдуны, драники.
Что предпочитаете выпить?
— Сухое вино.
Любимое животное?
— Кошка, собака.
Какую музыку любите слушать?
— Классическую, например, Моцарта.
Фильмы, которые вам запомнились?
— «Белые росы» нравятся. Военные фильмы люблю смотреть.
Какие книги любите читать?
— «Новую зямлю» Коласа, «Мать» Горького, книгу о партизанах Акушевича…
Верите ли вы в жизнь после смерти?
— Верю.
Место, где вам хотелось бы побывать?
— В Санкт-Петербурге никогда не была. Но вряд ли уже попаду туда.

Александр УДОДОВ.
Фото автора и из семейного альбома А.М. Тризна.

 

 


07/05/09 | просмотров: 2511 | Комментировать

© 2006-2018, bobruisk.org