ГлавнаяОбратная связьКарта сайта
Бобруйск // Вечерний Бобруйск // В гостях у "Вечерки"

Анатолий КОБЕРНИК:
«К человеческому горю привыкнуть невозможно»

Кратко о нашем госте
Родился: 9 мая 1961 года в Бобруйске.
Учился: закончил восемь классов СШ №14, Бобруйский автотранспортный техникум, Харьковский юридический институт.
Работал: рабочим на Бобруйском заводе ДВП, следователем прокуратуры Бобруйского района, в 1997 году назначен прокурором Кировского района, в 2005-м — прокурором Бобруйского района, с декабря 2007 года — прокурор Ленинского района г. Бобруйска.
Семья: жена Ирина Львовна работает старшим помощником прокурора Первомайского района, дочь Аня заканчивает строительное отделение Бобруйского аграрно-экономического колледжа и собирается поступать по профилю в БНТУ.
«Нельзя жалеть о том, чего не знаешь»
— Анатолий Михайлович, расскажите о своих родителях, годах молодости, как вы из рабочих в юристы пошли.
— Мать Юзефа Флоровна родом из Хойников. Бабушка по национальности была белоруска, а дед — поляк. Своих семерых детей они договорились называть по очередности то белорусским, то польским именами, и матери досталось польское. Она закончила педучилище и всю жизнь проработала воспитателем в детском саду около Бобруйской железнодорожной станции. Отец Михаил Григорьевич, уроженец Винницкой области, в 16 с половиной лет ушел на фронт, имел боевые награды, был ранен. После войны служил сверхсрочником. Родители познакомились в Мозыре, где училась мать, а потом отца направили в Бобруйск, в понтонный батальон 5-й танковой армии. До 1969 года мы жили в построенном пленными немцами бараке около стадиона швейной фабрики, этот район назывался Шанхаем.
После окончания автотехникума я служил в армии, в войсках правительственной связи в Багратионовске. Потом более двух лет отработал на заводе ДВП. В 24 года взял в прокуратуре направление в Харьковский юридический институт и, после соответствующей проверки в КГБ и обкоме партии, так как я был коммунистом, поехал поступать. На следственно-прокурорском факультете училась и будущая супруга, на первом курсе познакомились, на четвертом поженились. Окончил учебу с красным дипломом. Были предложения работать на кафедре уголовного права института, но я предпочел практику. И в Москву можно было получить назначение, однако туда брали холостяков из-за проблем с жильем, а я как раз собирался жениться. Но семейным можно было устроиться в Московской области.
— Не жалеете, что не попали в столицу?
— Нельзя жалеть о том, чего не знаешь. Хотя, некоторые мои однокурсники в Москве уже в генеральских званиях. Я тогда выбрал Бобруйск, где брал направление на учебу.
«В дочке отцу привиделся бес, и он утопил ее»
— Вы помните свое первое дело в качестве следователя?
— Конечно, меня тогда за его раскрытие даже прокурор области поощрил. На мехдворе в деревне Горбацевичи был убит сторож. Мы выехали морозной ночью, и к утру преступление было раскрыто. Совершил его местный житель. Получил зарплату, напился и уснул на территории мехдвора. А когда прочухался, ему показалось, что из кармана пропали деньги. На мехдворе был один сторож, вот и начал его бить до смерти… Вообще, за эти годы  пришлось участвовать в раскрытии многих убийств.
— Работа не для слабонервных. Привыкли к ней?
— К человеческому горю привыкнуть невозможно, особенно когда погибают дети. Когда я работал в Кировской прокуратуре, один отец допился до того, что в четырехлетней дочери ему привиделся бес, и он утопил ее в раковине на кухне. Такое запоминается на всю жизнь и бесследно не проходит.
— Что интересное можете вспомнить из своей практики?
— Смотря что подразумевать под этим словом... Ну, давайте расскажу случай о «вещем сне». Мужчина из деревни Щатково из-за беспричинной ревности задушил свою жену и сам, так сказать, организовал ее поиски. Подозрения на него были, но доказательств никаких. Один водитель видел, как женщина заходила в калитку своего дома, а дети говорят, что в доме она не появлялась. Значит, пропала она со двора. Искали везде и долго, даже в Березине, которая протекает рядом, но безрезультатно. А тут приходит ко мне младшая сестра погибшей и говорит: «Анатолий Михайлович, сегодня ночью мне приснилась сестра и сказала, чтобы искали ее под аммиачными бочками». И действительно, в полутора километрах от деревни, на поле, стояли бочки из-под аммиака, и там мы откопали тело женщины. Муж был охотником и понимал, что в другом месте труп могут найти с помощью собаки, а аммиак убивает запах. Под неопровержимостью улик он признался в совершении преступления.
— А на интуицию полагаетесь?
— В стопроцентном смысле я не понимаю, что люди закладывают в это понятие. Но что-то есть, и в совокупности с опытом приносит результат. Один раз я ночью восемь часов беседовал с человеком, который сделал признание в убийстве, а утром сказал ему, что  совершил его не он, что он оговаривает себя. В одном из пионерлагерей был убит человек, дотла сожжена сторожка. Парень говорит: это сделал я, на меня напали, ранили в ногу, я отбивался… В конце концов выяснилось, что убийство совершил его младший брат с другом, и он таким образом решил спасти его от тюрьмы. Парень прошел Афганистан, в глазах меньше страха, да и «льгота» какая-то должна быть, вот и оговорил себя… Психологию допроса сейчас в учебных заведениях не преподают, а раньше учили этому. Харьковский юридический институт был хорош тем, что лекции по уголовному праву нам читали профессора с мировым именем, а семинарские занятия вели люди со стажем работы в органах прокуратуры. А сейчас приходят выпускники, даже с красными дипломами, и им непросто найти себя в профессии. Юристов много, а хороших следователей мало. К этой работе  должно быть призвание, тяга, располагать склад характера.
«Следователь должен доказывать и вину, и невиновность» 
— Обвинителями в суде часто выступают помощники прокурора от его имени?
— Им дано законом такое право. Выступают обвинителями и они, и заместители, и сам прокурор. Часто по 6-7 человек ежедневно утром уходят в суд. Я знаю, в некоторых постсоветских странах следователь, который расследовал уголовное дело, идет в суд и поддерживает обвинение. И это, наверное, правильно. Если ты работаешь с подследственным, часами сидишь, допрашиваешь, то, грубо говоря, чуть не друзьями становишься с ним, иногда больше знаешь о нем, чем о сослуживце. Ведь нужно понять, что это за человек, почему такое с ним произошло. Я своих молодых сотрудников учу:  следователь во время работы не должен придерживаться обвинительного уклона, он одновременно должен доказывать и вину, и невиновность. Должна быть стопроцентная уверенность, что именно этот человек совершил данное преступление. Взять тот же оговор: нужно уметь выяснить, почему человек оговаривает себя, с какой целью? Как говорил наш профессор Божанов, закон хорош, но жизнь гораздо богаче.  Скажем, ваша жена соседа жизни лишит, а вы настолько ее любите, что решаете взять вину на себя, как мужчина. То есть, человек себя оговаривает из каких-то высоких человеческих качеств. И надо досконально разобраться во всем.
— Нагрузки у ваших сотрудников большие?
— Не гуляют, работы всегда хватает. Кто-то умер, утонул, повесился, и по каждому факту нужно провести проверку, возбудить уголовное дело или отказать в его возбуждении. Следователи, помощники прокурора дежурят по своим графикам по выходным дням. В производстве у каждого находится по 5-6 дел. Но можно за месяц  три дела закончить, а можно с одним не управиться. Скажем, один у другого мобильник украл: быстро провел следственные действия, и направляй дело в суд. А есть дела объемные, по которым до полусотни экспертиз приходится проводить.
— Что вы скажете о состоянии преступности в районе?
— В прошлом году, по сравнению с предыдущим, общее количество преступлений заметно снизилось. Раскрыты все умышленные убийства, изнасилования, умышленный тяжкие телесные повреждения, хищения путем злоупотребления служебными полномочиями, случаи взяточничества, ДТП со смертельным исходом и другие.
— Особо сложные дела были?
— Не без этого. Например, за железнодорожным мостом был обнаружен разложившийся труп 18-летней девушки, прикрытый ветками. Она первый день работала в магазине, ушла с работы и домой не вернулась. Сложно было раскрывать это дело, две недели бились, по крупицам собирали сведения, но убийцу нашли. Непросто было раскрыть убийство могилевчанина в районе Форштадта. И еще одно непростое дело — убийство двух человек из-за сотового телефона. Человек убил цыганку в районе Титовки, забрал  мобильник. А потом этого преступника нашли мертвым — его убил другой, забрал у него телефон и продал…  «Случалось, и с ломом на меня бросались, и с косой»
— Раньше, чтобы поступить на юрфак или журфак, нужно было иметь двухлетний стаж работы…
— И считаю, что это правильно. В Харьковский юридический институт брали ребят, отслуживших в армии, а девчат и тех, кто не служил, только со стажем работы. То есть, люди были более-менее зрелые, с серьезными намерениями. А сейчас, как говорится, от мамы — и сразу в бой. Еще древние римляне сказали: самое страшное испытание — это испытание властью. В чем суть? Возьмите, скажем, некоторых молодых участковых. Пацанва, не знают людей, но им уже доверена какая-то власть, и они «возвышаются». Они не понимают людей, а люди — их. Я в свое время допрашивал пожилых последственных, без образования, но с таким жизненным опытом, такие они мудрости выдавали, что даже приходилось завидовать в душе, сравнивая их с собой, тогда молодым…
— Вам не приходилось сталкиваться с фактами ненадлежащих методов «выбивания» показаний у подозреваемых?
— Сейчас такого нет, чтобы сотрудник милиции избивал задержанного. От своих работников я требую, чтобы человек, задержанный на три дня по 108-й статье, после чего ему должны предъявить обвинение и избрать меру пресечения, сразу же пообщался с адвокатом, хочет он того или нет А еще назначаю судмедэкспертизу: есть ли у задержанного побои, на что он жалуется. И когда он говорит в суде, что его избили, остается предъявить заключение экспертизы. Обычно заявляют такое люди с криминальным прошлым, знающие законы, чтобы запутать, затянуть следствие. Вот, не хочется уголовнику зимой садится в тюрьму, и он говорит в суде: я не один крал, со мной еще Федя был. И пока дело доследуется, глядишь, он  и лета дождался. Кстати, сейчас подсудимые чаще говорят, что их не били, а оказывали психологическое давление. А что это такое, и сами не знают…
— Вам не пытались мстить люди, отбывшие наказание по расследованных вами делах?
— Не мстили, но и спасибо не говорили. Но угрозы, когда следователем работал, были. И с ломом бросались, и с косой... Случалось, потерпевшие хотели убить убийцу, а я несу за него ответственность, и приходилось защищать.
Вообще, если человек долго сидит в тюрьме, он теряет социальные связи, и ему трудно, а то и невозможно после освобождения адаптироваться на воле. У этого человека в колонии день распланирован не им самим, а за него: подъем, зарядка, завтрак, работа… А выходит — попадает в другой мир, где приходится все делать самому, и он уже не способен устроиться в жизни. Был случай, когда имевший восемь судимостей рецидивист сам просил арестовать его за мелкую кражу, чтобы снова попасть в «дом родной». Был у меня «подопечный» Миша Гузей. Я родился в 1961-м, а он в этом году был признан особо опасным рецидивистом. Впервые же сел  в 1951 году за изнасилование. Уникальный случай - он забрался в общежитие, связал трех девушек и по очереди изнасиловал их, лишив всех девственности... Просидел до 1992 года, на воле за это время, или в отпуске, как он говорил, был всего год с чем-то. В 1992-м ему было 60, и дали ему еще 15 лет за убийство сожительницы, дальнейшую его судьбу я не знаю. Спрашиваю у него во время беседы: как ты считаешь, Михаил, правильно жизнь прожил? Он вздыхает: не было ее, мимо жизнь прошла…
«Убивать  ради удовольствия — большой грех»
— Вы читаете «криминальную беллетристику»?
— На работу я прихожу между 5-6 утра и «пугаю» уборщицу, а ухожу с нее в 8-9 вечера. Очень много приходится читать, писать, говорить, принимать решений. Так что не до чтива, детективов мне и на работе хватает.
— А чем увлекаетесь, как отдыхаете?
— Дачи нету, руки не доходят и времени не хватает. Постоянно надо быть на телефоне — случилось что-то в городе, и поехал. На рыбалку редко попадаю, а вот грибы собирать люблю. На охоту из принципа не хожу, хотя предложения были. Считаю, что убивать ради удовольствия — это большой грех. Животных можно убивать только для пропитания, это и в Библии написано. Но у нас далеко не голодные на охоту ходят. Думаю, понимаете, о ком я говорю…
— Машину водите?
— А как же, права я получил еще в автотехникуме. Были у меня «Жигули», сейчас «Ситроен». Кстати, я практически всегда за рулем, и с 1998 года, кода стал прокурором Кировского района,  не употребляю спиртное. Ведь в любой момент могли разбудить, и надо было садиться за руль, ехать на раскрытие преступления...
Наша анкета
Кто вы по знаку Зодиака?
— Телец, и по году тоже. Как шутит жена, дважды бык.
Ваш любимый цвет?
— Не скажу, потому что не знаю.
Любимое блюдо?
— В еде непривередлив.
Ваше любимое животное?
— Собака, наверное.
Что предпочитаете выпить?
— Безалкогольное вино.
Какую музыку слушаете?
— Музыку своей молодости, современную не воспринимаю.
Фильм, который вам запомнился?
— Любимые фильмы — о войне.
Ваша любимая книга?
— Сборник стихов Симонова 1954 года издания. Он и армию со мной прошел, и сейчас на работе лежит.
Верите ли вы в жизнь после смерти?
— Как можно верить в то, чего не испытал?
Место, где бы вам хотелось побывать?
— Таких мест много. Хотелось бы совершить круиз по Европе, съездить на Урал, Байкал…
Александр УДОДОВ,
Фото Валентина СЫСОЯ и из семейного архива А.М. Коберника.


24/02/09 | просмотров: 2944 | Комментировать

© 2006-2018, bobruisk.org