ГлавнаяОбратная связьКарта сайта
Бобруйск // Вечерний Бобруйск // В гостях у "Вечерки"

Андрей ИСАЙЧЕНКО:
«На мясо, хлеб и молоко спрос есть всегда»

Кратко о нашем госте
Родился:
8 сентября 1972 года в Могилеве.
Учился: после средней школы окончил Белорусский государственный экономический университет по специальности «Управление материальными ресурсами и организация оптовой торговли средствами производства». В 2005 году — Академию управления при президенте РБ по специальности «Инновационный менеджмент».
Работал: после окончания университета два года работал начальником бюро маркетинга и сбыта на заводе «Бобруйсксельмаш», с 1996 года — на мясокомбинате: начальник отдела снабжения, заместитель директора, с 2004 года — директор предприятия.
Семья: жена Наталья Владимировна работает экономистом в отделении Национального банка, дочь Ксения учится в гимназии № 2, сын Герман посещает детский сад.
«А тесть стал фермером и завел страусов…»
— Андрей Иванович, расскажите о своем детстве, юности. Какие пути-дороги привели вас в Бобруйск?
— В 1979-м пошел в первый класс, был октябренком, пионером и даже комсомольцем. Учась в школе, занимался  плаванием, футболом и лыжным двоеборьем, причем последним — девять лет и профессионально. Был чемпионом сборной республики, участвовал в международных соревнованиях, стал кандидатом в мастера спорта. Тогда для занятия спортом были неплохие условия. В восьмом классе, когда был в сборной, я получал ставку в 120 рублей, меня одевали с ног до головы. 240 дней в году были сборы, в поисках снега ездили на Урал, Кольский полуостров… Кроме рюкзака и спортинвентаря возил с собой сумку учебников. Несмотря на нехватку времени на учебу, школу закончил с серебряной медалью, в аттестате нет ни одной четверки. В 1993-м  пришлось определяться, потому что трудно было совмещать учебу в «нархозе» с занятием спортом.
— Не жалеете, что бросили его?
— Зачем сожалеть? Я сделал свой выбор осознанно.
— А почему поступили именно в этот институт?
— Мать, Нина Ивановна, работала технологом на Могилевской маслосырбазе, потом в отделе снабжения и сбыта областного объединения мясо-молочной промышленности. Возможно, это и предопределило выбор профессии. Во время учебы познакомился с будущей супругой, после второго курса поженились. Родилась она в Северном Казахстане, в семье военных. Мы ездили туда в свадебное путешествие.
Изумительные места! Озера, горный массив… Родители жены служили потом в Прибалтике, Чехословакии, последнее место службы — Бобруйск, где и вышли на пенсию. Так  я и стал бобруйчанином. Говорят, что есть бобруйчане рожденные, а есть приобретенные, я из последних. Бобруйск — лучший город на земле. Он не первый, но и не второй. Такое мнение и у меня, и в моем окружении.
Родители жены, когда закончили службу, решили заняться сельским хозяйством. Купили дом в Любоничах, развели живность. Тесть, Владимир Николаевич, даже фермером стал. Взял 10 гектаров земли, купил трактор, комбайн. Содержали три коровы, но недавно сдали, еще в прошлом году у них было 13 свиней. Теща, Валентина Федоровна, выращиванием овощей увлекается, однажды у нее уродил помидор весом в килограмм и триста граммов. А у тестя была мечта развести страусов. Я бывал по делам в Польше, и он просил привезти хотя бы яйца для инкубатора, но не получалось. Когда появилась в Беларуси страусиная ферма — в Кобрине под Брестом, купил там три страуса, и сейчас они бегают по участку. Интересные, красивые птицы. Самец — весом 130-140 килограммов и ростом под два с половиной метра, ногой может переломать доску-сороковку. Бывшие сослуживцы тестя удивляются: как у тебя все получается?.. Я думаю, что если с любовью относишься к любому дело, то оно обязательно получится.
— А зятя не эксплуатируют?
— Я у них единственный зять, и от работы никуда не денешься, несмотря на должность. Они помогают нам, мы — им. Помню, поехали тесть с тещей торговать в Россию, а я один окучивал мотыгой девять соток картошки…
«Продукция у нас хорошая, производство чистое»
— Андрей Иванович, тему производства нам не обойти. Расскажите о своем комбинате.
— Он занимает площадь  12,5 гектара. Работают у нас, вместе с фирменной торговлей, 830 человек. Кстати, такую же цифру составляет и средняя зарплата по предприятию. В последние годы развиваемся нормально. В прошлом, например, прирост по производству продукции составил более 30 процентов, 18 процентов запланировано на нынешний год. На техперевооружение планировали потратить 3 миллиарда рублей, а потратили 4 миллиарда 200 миллионов, причем из собственных источников и за счет кредитов банка. Более половины денег пошло на закупку нового оборудования, остальное — на строительно-монтажные работы. У нас есть три полноформатных магазина и шесть павильонов. Сейчас решаем вопрос открытия фирменного магазина в  Калуге с розничной и оптовой торговлей. Думаю, через три-четыре месяца его откроем.
— А сколько наименований продукции производите?
— На слуху потребителя — наименований 15 колбас. Но мы производим ежедневно 150 наименований колбасных изделий и копченостей и от 90 до 100 наименований полуфабрикатов. Конечно, чтобы поддерживать большой ассортимент, нужны дополнительные складские помещения, затраты. Но мы убедились, что чем шире гамма продукции, тем лучше спрос.
— По сравнению с «советскими» колбасами, изменились ли вкус, рецептура нынешних?
— Трудно сравнивать, что было двадцать лет назад и сейчас. Тогда было немножко другое кормление скота, и качество мяса различается. Сейчас больше стали присматриваться к науке, использовать корма, которые дают больше привесов. И технологии меняются. Вот, мы убрали термокамеры, которые работали на дровах, установили современные. Раньше работали с поваренной солью, а сейчас с иодированной, она другая по качеству, и вкус меняется.
— Есть ли проблемы с приобретением сырья? И еще затронем проблему взаиморасчетов: сколько должны вы сельчанам, сколько вам торговля?
— В основном сырье покупаем в Беларуси — 90 процентов, причем крупно-рогатый скот только у нас. А вот свинокомплексов в регионе маловато, потому свинину докупаем в Польше, Германии, Голландии, Австрии, в прошлом году ввезли ее 600 тонн. На постсоветском пространстве еще не достигли такого качества сырья, которое есть на Западе. У нас свинина более жирных пород и менее технологична, чем в западных странах. Что касается взаиморасчетов, то на начало года общая задолженность комбината сельскому хозяйству составляла 1 миллиард 700 миллионов рублей, а торговли комбинату — 4 миллиарда 700 миллионов. Это, конечно, сказывается на работе, хочется деньги получать быстро.
— Кризис затронул ваше предприятие?
— «Пищевка», в отличие от других отраслей, имеет преимущества. Люди могут не покупать какое-то время одежду, предметы роскоши, а на мясо, хлеб, молоко спрос есть всегда. На отдельных рынках сбыта мы почувствовали ослабление спроса, но пока по продажам колбас идем на уровне прошлого года, даже с небольшим плюсом. Другая сторона медали, которая отразится на работе — подорожание энергоносителей, оболочек для колбас, которые покупаем в зарубежье.  26 процентов от всего объема продукции мы экспортируем в Россию. Но при том же уровне цен падает курс — в августе российский рубль равнялся 90 белорусским, теперь 70 с лишним, и мы теряем. В страны Евросоюза ни один белорусский мясокомбинат продукцию не поставляет, а на нашем рынке предложение опережает спрос.
— А как со сбытом кожсырья, куда кости деваете?
— Мировые цены на кожсырье, как и на нефть, с сентября стали рушиться. Минэкономики устанавливает для нас цены директивно, и мы не можем их снижать, в итоги европейские рынки потеряли. Ведь кожи теперь надо продавать по ценам в 5-7 раз ниже, чем раньше. Кстати, уже есть предложения из Италии поставлять кожсырье в Беларусь дешевле, чем мы. Правда, недавно цены для белорусских потребителей понижены на 10 процентов, но это немного. Что поделаешь, на рынок надо реагировать, хуже, когда продукция лежит на складах. А из костей мы сами делаем костную муку и реализуем ее на комбинат хлебопродуктов для выпуска  комбикормов. Вообще, у нас производство безотходное.
— Какие добавки применяете при производстве колбас?
— Все которые положены, их нечего бояться. Они все проходят строгую регламентацию в Минздраве, есть и свой лабораторный контроль. Когда вы варите обыкновенное мясо, его цвет меняется? То же случается и при варке колбас, если они без добавок — серенькие, блеклые, их покупатель обойдет стороной. Сою используем мало, лишь в низкосортовых колбасах для их удешевления. В советские времена использовали муку, но в ней, в отличие от сои, нет белка.
— О мясокомбинатах можно немало негативного услышать в санитарном плане…
— Уже года три я не видел крыс не то что в производственных помещениях, но и на территории — дала эффект борьба с ними. Производство у нас чистое, все процессы строго контролируются, комбинат на этот счет постоянно проверяют. У работающих на конвейере — колпаки, косынки, подвязаны волосы, сняты кольца, сережки… Люди  привыкли выполнять эти требования.
— Воруют по-прежнему?
— Еще не кто не создал такую структуру, чтобы не воровали, для этого нужно стопроцентное самосознание у людей. Пришлось побывать в Италии на заводе по производству полуфабрикатов. Там современные автоматические линии, камеры видеонаблюдения. Спрашиваем у хозяина: как с воровством? Долго думал, потом сказал: попытки были. Есть попытки и у нас. Пресекаем, боремся, но не могу утверждать, что воровство на комбинате искоренено.
«Лыжи пока стоят в углу»
— Вы сами мясо любите?
— Конечно, как можно без мяса! Ем каждый день в том или ином виде. Это тот продукт, который не надоедает, из мяса можно приготовить множество блюд. Пробовал есть рыбу — не смог, а мясо не приедается.
— Есть ли любимая продукция вашего комбината?
— Сегодня нравится одно, завтра — другое. Вся продукция, которую мы выпускаем, хорошая, в том числе и ливерка. Многое зависит от условий, в которых вы едите. Когда выезжаете на пикник, то не будете же набрасываться на колбасу, если есть шашлык. И не станете в 30-градусную жару на открытом воздухе есть вареную колбасу. Я, когда занимался спортом, ехал летом на сборы в Татарию, купил в Москве на дорогу вареной колбасы, а через полчаса она позеленела…
— Кстати, на лыжи становитесь?
— Стыдно сказать, но как поставил их в 1993 году в угол, так и стоят, хотя снятся мне до сих пор. Правда, в 1996-м покатался в Раубичах, и все. Думаю купить новые лыжи и вспомнить навыки. А пока занимаюсь теннисом. Играем на «Славянке», на комплексе «Шинник», летом — на открытом корте возле Ледового дворца. Я — председатель городской ассоциации тенниса. Проводим матчевые встречи с могилевчанами с переменным успехом. А еще хожу плавать по утрам, когда в бассейне малолюдно.
— А отпуска где проводите?
— Стараюсь выехать с семьей на море, оздоровить детей. Как правило, полностью использовать отпуска не удается, у меня их уже накопилось четыре.
— Андрей Иванович, а чем сейчас занимаются бывший директор комбината Прокошин, бывший начальник отдела торговли Солянкин? Это небезинтересно людям, которые их знали…     
— Владимир Романович Прокошин переехал в Минск, работал и в государственной, и в коммерческой структурах. Сейчас он на пенсии, но продолжает работать в коммерции. Петр Артемович Солянкин долгое время успешно возглавлял Минский мясокомбинат, а сейчас работает главным инспектором в Департаменте хлебопродуктов при Министерстве сельского хозяйства. Я поддерживаю с ними связи и с другими бывшими работниками комбината, которых разбросала судьба по республике. У нас был сплоченный, дружеский коллектив.
Наша анкета
Кто вы по знаку Зодиака?
— Дева.
Ваш любимый цвет?
— В разные годы — разное предпочтение. Но люблю спокойные тона. Сейчас, например, желтый. А в детстве ненавидел салатовый.
Любимое блюдо?
— То, что готовит жена.
Что предпочитаете выпить?
— Пробовал многое, даже 70-градусный чешский абсент. Но больше всего нравится свежевыжатый сок — и вкусно, и полезно.
Ваше любимое животное?
— Собака.
Какую музыку любите слушать?
— Люблю «ДДТ», «Машину времени», «Любэ», даже классическую музыку — один раз Моцартом заслушался.
Фильм, который вам запомнился?
— Лучше советских комедий ничего нет. Те же «12 стульев» возьмите — шедевр!
Ваша любимая книга?
— Читаю все, но на книги сейчас мало времени. Шелдона не так давно читал, интересно. А самая лучшая книга для меня в детстве и юности была «Три мушкетера» Дюма — честь, достоинство, храбрость…
Верите ли вы в жизнь после смерти?
— Что-то есть, но об этом задумываться не надо.
Место, где бы вам хотелось побывать?
— Горы. Бывал в них, когда занимался спортом. Они изумительно красивы, никогда не бывают одинаковы и дают большую энергетику.

Александр УДОДОВ.
Фото Дмитрия МЯКИНА и из семейного альбома А.И. Исайченко.
    


27/01/09 | просмотров: 5156 | Комментировать

Иван turivan@narod.ru

Не хлебом единым жив человек,но салом,мясом и колбасой. Вот только не понятно мне почему из свинины,завезённой из Германии,колбаса в Бобруйске вкуснее,чем в самой Германии и почему ливерная колбаса здесь дороже сервилата.Андрей,от твоего повествования потекли слюнки,уж очень соскучился по ливерке и белорусскому салу. И почему только его запрещено ввозить в Германию? Желаю Бобруйскому мясокомбинату оставаться на плаву в условиях экономического кризиса. С уважением,Иван Тур.

© 2006-2018, bobruisk.org