ГлавнаяОбратная связьКарта сайта
Бобруйск // Вечерний Бобруйск // В гостях у "Вечерки"

Александр и Андрей Богдановичи: «Героями себя не чувствуем»

Кратко о наших гостях
Родились: в поселке Елизово Осиповичского района (Александр — 29 апреля 1982 г.), (Андрей — 15 октября 1987 г.).
Учились: в Елизовской школе. После окончания 8 классов поступили в бобруйское Училище олимпийского резерва. По окончании УОР поступили на заочное отделение Белорусского государственного университета физической культуры, где учатся до сих пор (Александр — на шестом, Андрей — на втором).
Работает: Андрей — пожарником в ПАСО-7 ПАСЧ-2.
Достижения: олимпийские чемпионы 2008 г. в Пекине, чемпионы и призеры чемпионатов Европы, призеры чемпионата мира, многократные чемпионы Беларуси по гребле на байдарках и каноэ.
Семейное положение: не женаты. Родители работают на стеклозаводе: мать Людмила Альвиновна — комендантом, отец Виктор Иванович — формовщиком.

Начало
— Ребята, как вы попали в гребной спорт?
Александр:
— Как-то пошли с отцом на рыбалку и там уроженец Елизово Саша Стельмаков, который к тому времени уже добился успехов в гребле, говорит ему: «О, у тебя сын! Отдавай к нам в греблю…» Я вначале вообще не знал, что есть такой вид спорта — каноэ. На колене надо стоять, грести, не представлял, как это они так ездят. Единственный стимул — те ребята, которые занимались греблей, были все здоровые, крепкие… И я думал, что буду таким же, накачаюсь…
Андрей:
— Мне было проще, так как передо мной был пример Саши, а братья ведь друг от друга сильно не отличаются… Когда тренер увидел, что я такой высокий, он спросил у матери: «Отдадите мне своего сына?» Она говорит: «Забирайте». Но к тому моменту у меня уже было желание заниматься этим видом спорта… Вскоре поступил в училище, однако думал после 11-ти классов «завязывать». Но вскоре стал прибавлять, раскатался и начал у всех выигрывать. Среди юниоров «на Европе» занял второе и третье места, «на мире» стал третьим, попал в национальную команду, а через год тренеры посадили нас с братом в «двойку».
— Это знаменательный момент в вашей спортивной биографии. Интересно, как вы восприняли это предложение, и в первую очередь, ты Саша? Ведь на тот момент ты уже был сложившимся спортсменом…
— Я ждал этого момента, ждал, пока Андрей окрепнет. Нас посадили в одну лодку, мы раз пять вместе проплыли и заняли «на Европе» третье место, а на следующий год уже выиграли Европу.
— Кто был вашим первым тренером? И насколько он был строгим?
Александр:
— Петр Федорович Яновский. Конечно, он был строгим и суровым. Если тренер будет жалеть, он только сделает тебе хуже.
— По моим наблюдениям, гребля – самый тяжелый вид спорта. Особенно, что касается тренировок, многочасовых, по несколько раз в день. Кроме непосредственно занятий на воде, это еще и бег, зимой — лыжи, плавание, серьезная силовая подготовка в тренажерном зале… Были ли у вас периоды, когда хотелось просто все бросить, или всегда хватало здоровья?
Александр:
— Иногда так устаешь, что приходишь домой, мышцы болят, ты ложишься и тебе больше абсолютно ничего не надо. Такой кайф получаешь просто оттого, что ты лежишь на кровати!.. Порой, кажется, что сил вообще нет, но ты встаешь, идешь и делаешь.
— В таком случае, как восстанавливаете силы?
Александр:
— Как все, так и мы… Стараемся ничего не делать. Хотя недельку посидишь, и хочется уже подвигаться. Гораздо сложнее справиться с психологической усталостью… Особенно сейчас после Олимпиады. Думаю, что месяца два сейчас полностью отдохнем, а потом потихонечку начнем работать, так, по одной тренировочке в день, не больше. Но это мое личное мнение, может быть, тренеры думают иначе.
— Когда вошли в большой спорт, было ли у вас в мыслях, что, возможно, когда-нибудь вы завоюете «олимпийское золото»?
Андрей:
— В мыслях это было всегда.
Александр:
— Это было самое сокровенное желание.
— Но это ведь предел спортивных достижений!.. А что теперь?
Александр:
— А теперь можно и жениться. Подумать о создании семьи… (смеется).

Что было?
— Как вам удалось преодолеть столько преград на пути к победе — жаркий и очень влажный климат Пекина, разница во времени, сумасшедшая поддержка и ажиотаж вокруг местных спортсменов?.. Как получилось не оказаться перемолотым в этом китайском конвейере по добыванию медалей?
Андрей:
— Мы просто не задумывались об этом, не обращали внимания на зрительскую поддержку китайцев… Был довольно строгий режим. Нам благоприятствовало, что гонки были после обеда, и мы жили, практически, по своему времени, спали допоздна.
— Многие специалисты и журналисты (судя по их комментариям) не воспринимали вас, как главных фаворитов и ваша победа для многих стала неожиданностью…
Александр:
— Но это и хорошо!.. Никто нас не знал, не напирал на нас…
Андрей:
— Но немцы-то знали нас…
— А вы что, до этого уже выигрывали у них?
Александр:
— А мы ни разу до этого с ними не ездили. Как только мы выходим на старт, они снимаются… Те, кто близко находится к гребле на байдарках и каноэ, прекрасно знали, как мы ходим тысячу метров. Может быть, это российские комментаторы не знали.
Андрей:
— Вот, где действительно была неожиданность — это на байдарке-четверке. Они сами этого не ожидали, просто удалось выстрелить.
— Тем не менее, в белорусской спортивной газете, один высокопоставленный спортивный чиновник накануне Олимпиады, делая прогноз на предстоящие Игры, предрекал вам в лучшем случае место в шестерке. Я когда прочел это, лишь горько ухмыльнулся, так как был уверен, что если не случится форс-мажор, на одной из дистанций вы будете в призерах…
Александр:
— Что ж, получается, мы его посрамили!..
— Вспоминая известное твое телеинтервью вскоре после победного финиша, где ты говоришь, что легче было бы умереть… Что действительно выложили все силы без остатка?
Александр:
— Когда ехали, было все нормально. Я бы еще проехал, сколько было бы нужно, но как только остановились, мне так стало плохо!..
Андрей:
— То же самое. Легче стало только после того, как меня стали поливать холодной
водой.
Александр:
— Я на пьедестале стоял и ничего не понимал: что сейчас происходит. Уши заложило, прислушиваешься, что они там говорят?! К гимну только немного отошел.
Андрей:
— Я только и следил на пьедестале за тем, если что-то случится, подхватить его под руку...
— После вашей уверенной победы на 1000 м, здесь возникли серьезные ожидания от вас медалей и на 500 м. И в то же время, я запомнил ваш звонок из Пекина и разговор с мамой. Она тогда включила громкую связь и ты, Саша, на ее вопрос «Ну, как завтра?» ответил очень коротко «Никак»… Что, действительно особо не настраивали себя на вторую победу?
Александр:
— Настраивались очень сильно. Если вы внимательно смотрели гонку, то обратили внимание, что мы железно занимали третье место. Просто не видели финиш и чуть-чуть не доехали, остановились. Я четко видел, что мы впереди немцев и не мог никак поверить, что мы — четвертые. Перед этим я ничего не ел, ночь не спал (это привычно для меня, хотя на «свежака», конечно, было бы лучше). Думаю, вот, нормально, хоть какая-то медаль!.. А потом говорят, вы — четвертые… Эта неудача затмила всю радость от вчерашней победы.
— Так ты все время накануне старта не спишь, не ешь?
— Не в старте дело, а во вчерашней гонке. Не знаю, бывало ли у вас такое, что, когда сильно устал, то сон не идет, ночь лежишь, ворочаешься, смотришь — уже рассвет…
Андрей:
— То уснешь, то проснешься…
Александр:
— Если так, это еще ничего, когда просыпаешься и думаешь, вот, ночь не спал. Совсем другое, когда всю ночь напролет!..
— Есть ли у вас какие-то талисманы, амулеты, которые вы брали в Пекин? Есть ли какие-то приметы, суеверия?
Александр:
— Ну, я прихватил с собой старый рюкзак с жуком-скарабеем из Египта, с крестиками из Иерусалима. А на гребном канале ничего кроме крестика на цепочке не одевал. Есть суеверие, что за неделю-две нельзя стричься, бриться. Соблюдаем их.
— Что вы уже получили и что должны получить за победу на Олимпийских играх?
Андрей:
— Первый, кто нас премировал по возвращении на Родину — один из белорусских мясокомбинатов. Ежемесячно до конца жизни мы будем получать от него мясные продукты! Также были подарки во время чествования в Минске, Могилеве, Бобруйске, Осиповичах. Больше пока ничего (беседа состоялась 12 сентября — авт.).
— Что интересного было на приеме у президента?
Александр:
— Похвалил нас, но сказал, что не досчитались еще 5 золотых медалей. Распорядился выдать все, что заслужили, что было обещано… Должны еще выдать по сто тысяч долларов, а также квартиры в Минске.
— Вы уже почувствовали у себя какие-то признаки звездной болезни?
Александр:
— А что, заметно? Мы чем-то отличаемся от других?
— Нет.
Александр:
— Нам не впервой выигрывать. Например, когда стали чемпионами Европы, абсолютно ничего в нас не изменилось. А ведь там выступали, практически, все сильнейшие… Разумеется, мы должны поддерживать какой-то свой статус. Я понимаю, что наша жизнь отличается от жизни обычного человека, просто плывущего по течению, а в остальном — мы такие же люди.
— После победы Андрея Арямнова на Олимпиаде, а потом вашей, в стране был такой серьезный эмоциональный всплеск, ажиотаж. А вы почувствовали себя национальными героями, когда вернулись из Китая?
Александр:
— Национальными героями, наверное, нет, но внимание, поддержку и заботу со стороны людей, которых знаем, почувствовали. Везде встречают, благодарят, дарят подарки…
— Как встретили вас на малой родине — в Елизово?
Александр:
— Это что-то невероятное! Мы приехали в 3.45 утра, человек триста стоит, встретили фейерверком, транспаранты, плакаты, стол накрыт. Мы, конечно, такого не ожидали. Людей было больше, чем в аэропорту.
— Эта неделя у вас буквально была расписана по минутам. Пока не утомляет внимание к вашим персонам?
Андрей:
— Пока, нет. Да и можно просто телефон на время выключить, и все!
— А когда вы почувствовали себя олимпийскими чемпионами?
Андрей:
— До сих пор не почувствовали.
Александр:
— Оно как-то до сих пор не верится. Не знаю, почему так происходит…

Что будет?
— Можно ли сказать, что после Олимпийских игр ваша жизнь как-то существенно изменится?
Александр:
— Конечно, мясо всю жизнь будут давать!.. (всеобщий смех)
— А место жительства не собираетесь менять?
Андрей:
— Пока некуда идти…
Александр:
— А зачем? Тренировки в Бобруйске, все в Бобруйске…
— Поступали ли когда-нибудь вам предложения о приеме допинга? И как, вообще, обстоят дела с фармакологией в сборной?
Александр:
— Никаких предложений нам никогда не поступало… Да и все это может сказаться на здоровье. И так ведь, профессиональный спорт здоровья не прибавляет…
Александр:
— Все, что есть, все, что разрешено, нам доступно. Главная задача – правильно все расписать и контролировать.
— Не понятно, то ли в шутку, то ли всерьез, Саша обмолвился о создании семьи. Ребята, а на самом деле, как обстоят дела с личной жизнью?
Александр:
— Девушка у меня есть, а конкретных планов пока нет. Будет видно. Я никогда не загадываю вперед.
Андрей:
— У меня подруги сейчас нет.
— Вы — ребята крепкие, рослые, симпатичные… Наверняка вы избалованы повышенным вниманием женского пола?
Андрей:
— Ощущаю, но меня это не балует.
Александр:
— А мы никуда не ходим. Пять дней в месяц бываем дома, хочется отдохнуть, побыть среди своих.
— А на улицах уже узнают?
Александр:
— Многие далеки от этого. «А, олимпийский чемпион, ну хорошо, молодец…». Многие думают о том, как детей прокормить. Разве что, ребенок какой-нибудь подбежит, попросит автограф, если найдет какую-то бумажку, которую через два дня потеряет…
— До вас в Бобруйске в течение 20 лет не было олимпийского чемпиона. Последний — Виктор Ренейский, нынешний гостренер сборной (кстати, тоже каноист). Был ли он вашим кумиром? И ощущали ли его поддержку как бобруйчанина?
— Я, в отличие от Андрея, помню, как он выступал. Мне нравилось, как он загребает. Можно даже сказать, что в какой-то степени он был моим кумиром. Конечно, он много сделал для сборной в последнее время. Поддержку ощущали, но не потому, что бобруйчане. Он — человек справедливый. Если бы в сборной были другие, было бы то же самое.
— Кстати, он является почетным гражданином Бобруйска. Про себя еще ничего такого не слышали?
Александр:
— Это секрет. Просили пока не говорить… (всеобщий смех). Но, поверьте, будут еще конкретные шаги от города! Город Бобруйск в долгу не останется.

Наша анкета
— Кто вы по знаку Зодиака?
Александр:
— Телец.
Андрей:
— Весы.
— Ваш любимый цвет?
Александр:
— Зеленый.
Андрей:
— Синий.
— Ваше любимое блюдо?
Александр:
— Я не гурман. Все, что мама приготовит.
Андрей:
— Мясо по-французски.
— Что любите выпить?
Александр:
— И белое вино, и красное, и шампанское. А когда сильно устаешь, то хочется водочки выпить с соленым огурцом и мяском, знаете, как иногда — на природе…
Андрей:
— Пиво.
— Ваше любимое животное?
Александр:
— Честно сказать, животных больше жалею, чем людей, но выделить одно не могу. Всех люблю.
Андрей:
— Собака.
— Какую музыку любите слушать?
Александр:
— Спокойную, красивую — русскоязычную. А вот брат — меломан…
Андрей:
— Любую — хорошую, и русскоязычную, и зарубежную.
— Фильмы, которые вам запомнились?
Александр:
— Старые советские комедии и «Заплати вперед», американский фильм про одного мальчика.
Андрей:
— «Дикий Запад» с Уолтом Смитом и тоже старые советские комедии.
— Какие книги любите читать?
Александр:
— В последнее время стихи. Вот, избранное Пушкина толстенный том брал с собой в Пекин.
Андрей:
— Я чтением не увлекаюсь, поэтому любимых книг нет. Так, газетки могу почитать, пару стихотворений — у брата.
— Верите ли в жизнь после смерти?
— Да.
— Где бы вы хотели побывать?
Александр:
— Не были только в Африке и Австралии. Ничего конкретного — солнце, пляж…
Андрей:
— То же самое. Чем спокойней будет место, тем лучше.

Александр БОГДАНОВИЧ.
Фото Валентина СЫСОЯ и из архива гостей.


18/10/08 | просмотров: 3511 | Комментировать

© 2006-2018, bobruisk.org