ГлавнаяОбратная связьКарта сайта
Бобруйск // Вечерний Бобруйск // В гостях у "Вечерки"

Елена Пискун: «Дорожу каждым моментом жизни»

Кратко о нашем госте
Родилась: 2 февраля (в Америке в этот день празднуется День сурка, знаменующий приход весны. И дети, занимающиеся в зале, об этом помнят и всегда поздравляют с Днем рождения) 1978 года в Бобруйске.
Училась: в СШ №11 и СШ №5. После окончания 8-ми классов поступила в Бобруйское училище олимпийского резерва, где получила среднее специальное образование по специальности «тренер-преподаватель». По окончании УОР поступила на заочное отделение Белорусского государственного института физической культуры. Проучившись там год, в 1998-м уехала в Америку. По истечении академического отпуска была отчислена за непосещение, о чем впоследствии ни разу не пожалела.
Работа: гимнастический зал в Атланте.
Достижения: двукратная чемпионка мира по спортивной гимнастике (1993 г. – опорный прыжок, 1996 г. – брусья), серебряный (1994 г. – опорный прыжок)  и бронзовый (1997 г. – бревно) призер чемпионата Европы, победительница и бронзовый призер Игр Доброй Воли 1994 г., участница Олимпийских игр 1996 г. в Атланте (6-е место в команде), многократная чемпионка Беларуси.
Семейное положение: замужем, с мужем Линасом (он – литовец) познакомилась в США. Недавно он открыл свой бизнес, связанный с отправкой легковых машин в Европу. Дочери Лиле – 2 года, сыну Костасу – 7 месяцев.

«Говоря одним русским словом, в Америке нужно «пахать»
- Елена Михайловна, как вы попали в гимнастику?
- Подружка в детском саду занималась спортивной гимнастикой. Совсем еще молодой тренер Валерий Колодинский взял меня для того, чтобы набрать группу. Вот я и осталась в секции. Особой одаренности в гимнастике у меня не было, а достичь высоких результатов, наверное, помогли сноровка, верткость и врожденное любопытство. Много раз порывалась бросить, но все же осталась.
- И все же 1997 год стал последним в вашей спортивной карьере…
- Незадолго до этого прошла олимпиада, до следующей оставалось еще три года. Постепенно накопились болячки, и в то же время я понимала, что в любом случае буду оставаться в сборной Беларуси первым или вторым номером. Поэтому попробовала заговорить с тренером о том, чтобы немножко снизить нагрузки, но он даже слушать об этом не захотел. И тогда я решила уйти.
- А как возник вариант с отъездом в Штаты?
- Когда была спортсменкой, жить было хорошо. Я ни в чем не нуждалась. У меня было все, что необходимо ребенку, потом – девушке. Но чем ближе я подходила к окончанию спортивной карьеры, тем страшнее мне становилось: а что дальше?.. Когда мы готовились к олимпиаде в Атланте, то тренировались в одном гимнастическом зале. В этом зале был родительский комитет. Именно тогда я подружилась с президентом этого комитета и его семьей. Они знали меня, просто как общительную девочку. И уже после того, как мы переехали в Олимпийскую деревню, они в ходе рекламной кампании олимпиады увидели меня по ТВ. Тогда они были крайне удивлены и при встрече воскликнули: «Лена, так ты — чемпионка? Мы ведь ничего не знали!» А я отвечаю: «А если бы знали, что бы это изменило? А так, мы хорошо общались...» После окончания карьеры они пригласили меня к себе, в свою семью. Я жила у них, в пригороде Атланты, больше года. У них были две дочери, занимающиеся гимнастикой. Спустя некоторое время в зале, куда ходили девочки, появилась вакансия тренера. Меня пригласили попробовать, я пришла и осталась. 8 июля исполнится десять лет, как я там работаю. Помимо того, что тренирую,  еще составляю расписание и веду командный бюджет. В Америке за все платят, и гимнастика там считается достаточно дорогим видом спорта.
- Интересно, а сколько в Атланте гимнастических залов?
- В самой Атланте – два. Но там очень много пригорода, городков-спутников. Так вот, еще в каждом из них имеется по одному-два зала. Они находятся в радиусе 10-15 минут  друг от друга…
- Пешего хода или на автомобиле?
- Там расстояние пешим ходом не меряют, все только на машине… Два года назад ко мне приезжала Лиля Подкопаева (мы с ней дружим, и свою дочку я назвала Лилей в ее честь). Она не была в Атланте десять лет, с тех пор, как выиграла здесь олимпиаду. Ей было интересно пешком походить по местам своей славы, а я с непривычки, да еще в жару, изнемогала.
- Елена, с кем из гимнастов вы еще поддерживаете связь? В Америке ведь их много…
- Я до сих пор дружна с бобруйчанкой Людмилой Витюковой, подругой по олимпийской сборной 1996 года. Она приехала позже меня на полтора года и работает вместе со мной в одном зале. Нам нужен был еще один тренер. Люда попробовала, ей понравилось и она осталась.
- А наших тренеров там не зажимают – отношением или долларом?
- Я бы не сказала, но там нужно работать. Или, говоря одним русским словом, — пахать. Я все жизнь проработала физически, и мне это нравится. Я не боюсь работать. Кто бы ты ни был, на любой работе ты вначале будешь получать минимум. Если ты себя зарекомендуешь и начнешь себя показывать, тебе за это воздастся. Знакомства, блат там не имеют значения. У многих здесь бытует мнение, что если уехал в Америку, то деньги там должны сыпаться с неба, однако это далеко не так. И мне было очень сложно в тот момент, когда я ушла из семьи и стала там снимать жилье. Здесь я привыкла жить на широкую ногу, первое время – и там… Но со временем себя показала, и зарплата стала повышаться. Зарплаты тренеров там относят нас к среднему классу американцев. Здесь же все по-другому: работа тренера, на мой взгляд, оплачивается по самому низшему уровню.
- Использует ли как-то ваш шеф тот факт, что вы – чемпионка мира? Ведь планетарные чемпионы работают не в каждом зале.
- Не в каждом… Но я порой ловлю себя на мысли, что сейчас работаю с детьми, которые к моменту моего приезда в Америку еще не были рождены. И мои успехи – это все уже прошлое. К тому же, звание чемпионки мира там не так ценится, как звание олимпийского чемпиона, или даже  призера олимпиады. Конечно, все мои звания перечислены  на стенде в зале, но хозяйка не использует их в рекламных целях. Она считает, что свой авторитет надо зарабатывать без дешевой рекламы. И мне такой подход очень нравится. Все надо доказывать своей работой.
- Но вас там  ценят?
- Думаю, что да. Больше того, хозяйка считает свой правой рукой… По крайней мере, меня бы иначе никто не отпустил в оплачиваемый отпуск на семь с половиной недель. Для Америки это — очень большой срок. Правда, мы созваниваемся, и она говорит: «Лена, я уже дни считаю, когда ты приедешь». Да и у меня самой уже руки чешутся по работе. Я – счастливый человек. Я настолько люблю свою работу, настолько дорожу каждым моментом жизни! 

«Бобруйску я ни разу не изменила»
- Ваш бывший тренер Валерий Колодинский слыл тренером-диктатором, у которого буквально все было под контролем. Вы в своей тренерской работе переняли его стиль, или придерживаетесь других ориентиров?
- Вначале наш зал прослыл таким суровым европейским залом со строгой дисциплиной, но потом эта «слава» несколько развеялась… Поначалу я, конечно, в чем-то его копировала, но только потому, что другого метода не знала. А потом пришло понимание, что нужно что-то менять. И теперь стараюсь балансировать между американским и европейским подходом к тренировкам. Потому, что порой там бытует представление, что кто платит, тот и заказывает музыку. А деньги там платят приличные: от 150 до 270 долларов в месяц, плюс форма, участие в соревнованиях, регистрация в федерации…
- Есть ли у вас воспитанники, достигшие каких-то результатов, например, претендующие на попадание в сборную США?
- Я даже не хочу говорить на эту тему, потому что я работаю не для этого.
- А для чего вы тогда работаете?
- Ой!.. Для чего я работаю?!. Прежде всего, у меня нет такого навыка – работы на результат. Это надо проводить больше времени в зале, чем-то жертвовать, и  в первую очередь семьей. Но я настолько люблю своего мужа и детей, что просто не хочу. У меня перед глазами пример моего тренера, для которого работа была постоянным самопожертвованием. А вообще, я всегда жалела тренеров и не хотела себе их участи (мне хотелось быть воспитательницей в детском саду, просто возиться с детьми). А еще там в любой момент девочка может развернуться и пойти в другой зал, или вообще уйти. У меня занималась дочь очень состоятельных родителей, так она обошла все залы Атланты и теперь остановилась в замешательстве.
- Насколько часто у спортсменок случаются отношения с тренерами, описанные в книге Ольги Корбут?
- Насколько часто, я сказать не могу, потому что никогда с подобным не сталкивалась. Хотя мне хорошо знакома ситуация, когда тренер становится вторым папой и мамой вместе взятыми… Мне кажется что, даже если что-то и происходит, то это из-за страха. Когда ребенок запуган – это вполне естественно. Я до сих пор с ужасом вспоминаю сборы профсоюзной сборной Союза в Крылатском. Там девочки так были запуганы, что боялись выйти из комнаты… К концу своей карьеры я была таким закомлексованным человеком, что в Америке меня просто не понимали. Это стало уходить только лет пять-шесть тому назад. Во-первых, еда и лишний вес. Последнее время тренер мне говорил: «Я не могу видеть тебя, когда ты ешь. Мне даже уже не важно, что ты ешь!» Постоянно я делала это втихаря, исподтишка, за углом… И это притом, что Колодинский за пределами зала был другим человеком – воодушевленным и добродушным. Это уже в последние годы он закрепостился. Наверное, просто сказались проблемы в семье.
- Ну, а саму книгу Корбут читали?
- Нет. И даже фрагментов из нее и публикаций на эту тему там я не встречала.
- А когда вы виделись с Колодинским последний раз?
- Лет шесть тому назад. По-моему в тот период он вновь возглавил сборную Беларуси. А последний раз мы разговаривали по телефону год назад. Он сейчас работает в Австралии, но «достучаться» до него я давно не могу.
- А со знаменитыми белорусскими гимнастами – Щербо, Иванковым, Богинской встречались? Ведь, вроде бы, все они живут в Америке…
- Света Богинская каждый год проводит в штате Джорджия свой лагерь, и мы видимся. Только в этом году мы разминулись: я уехала, она приехала. Виталик Щербо живет далеко – в Лас-Вегасе. У него свой бизнес, и он очень деловой человек. Да и изначально у нас были разные интересы…
- Вас не подмывало, когда вы приехали в Бобруйск, зайти в зал?
- Зашла на второй день. Меня не узнали, но потом воскликнули: «Это вы! Так вы ведь наша гордость!..» Я люблю этот зал на Интернациональной и людей, которые там работают. А вообще, Бобруйску я ни разу не изменила. До отъезда в Америку безвыездно жила в родном городе.
- Елена, как у вас обстоит ситуация с американским гражданством?
- Я недавно получила американское гражданство, но сделала это ради мужа. У него возникли серьезные миграционные проблемы, более десяти лет он не был дома, в Литве. И в родной Бобруйск приехала, как американка.
- А это вообще важно — жить в Штатах и иметь американское гражданство?
- Для меня – нет. Разве что право голоса, но я не политический человек. Здесь никогда не голосовала, не знаю, буду ли голосовать там. Хотя ситуация с президентскими выборами складывается интересно. Ведь штат Джорджия, где мы живем, республиканский.
- Вы выросли в чемпионку мира в убогом старом зале. После того, как был построен новый гимнастический зал, даже близко никто не смог повторит подобных достижений. Были две «сборницы» – Оксана Новикова и Алина Сычевская, но обе, опять же, воспитанницы тренера Колодинского… Неужели все так зависит от тренера, а от материальной базы – ничего?
- Нет, хорошая материальная база помогает достичь высоких результатов, но ничего не гарантирует. В спорте вообще не может быть гарантий. Вот ты был отлично готов, но подскочила температура, или подвернул ногу – и все!.. Думаю, что не только в Бобруйске, но и в Беларуси не осталось таких фанатов, как Колодинский... Очень многие ухали, и понять их можно. Лично я не понимаю другое: как люди вообще здесь живут. Я походила по магазинам, все есть, но цены такие же, как у нас, а зарплаты в десять раз меньше! Для меня остается загадкой, как люди умудряются выживать, и при этом еще хорошо выглядеть и хорошо одеваться.

«Распускали слухи, что я — любовница Колодинского»
- Вас тренировали (хотя бы формально) два тренера. Оба получили за вас звание Заслуженного тренера Беларуси…
- Действительно, формально у меня было два тренера (поначалу я вообще числилась в группе у Людмилы Андреевны, а Валерий Викентьевич работал с мальчиками). Уже тогда у них в ходе тренировок возникали ссоры. После одной из них нас построили, и Викентьевич спросил, кто хочет тренироваться с ним? Вышли я и еще одна девочка… В ситуации, когда он пробивал ей звание, я уже тогда понимала его, как мужа, и как отца. А лично мне от этого не стало хуже или лучше.
- К сожалению, со временем распался не только тренерский, но и супружеский союз, причем, с грандиозным скандалом…
- О скандале осведомлена. Слухи доходили большие, наверное, потому, что Бобруйск – город маленький. Скажу честно, жалко обоих… К сожалению, мое имя там тоже было замешано. Распускали слухи, что я – любовница Колодинского. Были сплетни, что я уехала потому, что жду ребенка от него. Когда в ходе проверки в зале нашли бутылки из-под спиртного, то даже утверждали, что это Пискун с Витюковой здесь пили… Вообще, когда начала что-то понимать в жизни, то спросила у Викентьевича, зачем он женился? Но это их жизнь. Я понимаю, что ему было очень тяжело. Но он «трудоголик», работу поставил на первое место, что, конечно, отражалось на семье. 
- В Бобруйск не собираетесь возвращаться?
- Нет. Мой отец сейчас живет с нами, помогает смотреть за детьми. Возможно, если мама выйдет на пенсию, то тоже переедет. Мой младший брат Виктор тоже очень хочет уехать.

Наша анкета
- Кто вы по знаку Зодиака?
- Водолей. Лошадь.
- Ваш любимый цвет?
- На данный момент такового нет. Был синий и все его оттенки. Теперь, под влиянием мужа, перехожу к ярким цветам.
- Ваше любимое блюдо?
- Торты.
- Что любите выпить?
- Сладкое шампанское. На свадьбе было итальянское, но очень-очень сладкое и очень-очень много.
- Ваше любимое животное?
- Собака.
- Какую музыку любите слушать?
- Поп-музыку, но не знаю никого из последних «звезд». И, наверное, покажусь старомодной, если назову Киркорова, Леонтьева, Аллегрову. Из новых – Лепс.
- Какие книги любите читать?
- На данный момент вообще нет времени на это, а раньше читала много литературы разных жанров.
- Верите ли в жизнь после смерти?
- Нет. Я верю только в то, что вижу. В мифы я не верю. Я реалистичный человек.
- Где бы вы хотели побывать?
- Будучи спортсменкой, я побывала на всех континентах, кроме Антарктиды. Но еще хочу побывать в Греции.

Александр БОГДАНОВИЧ.
Фото Дмитрия МЯКИНА и из архива гостя.

Елена Пискун: «Дорожу каждым моментом жизни»


09/07/08 | просмотров: 3728 | Комментировать

ugol ugol@tut.by

Фраза:"Лично я не понимаю другое: как люди вообще здесь живут.Для меня остается загадкой, как люди умудряются выживать" Прочитал и подумал: Лена, Вы уже не бобруйчанка, т.к. пропитались американским чванством.

© 2006-2018, bobruisk.org