ГлавнаяОбратная связьКарта сайта
Бобруйск // Вечерний Бобруйск // Звездный дом

Иосиф КОБЗОН: «Цензура в культуре должна быть»

Иосиф Кобзон, зайдя в пресс-центр «Славянского базара», сразу же расположил к себе журналистов  спокойствием и искренностью. Самый титулованный артист России в первую очередь признался в доброжелательном отношении и любви к витебскому фестивалю:
 — Фестиваль важен для меня потому, что именно здесь  происходит возвращение к истокам песни. Концерт в день торжественного открытия, например,  – это настоящий праздник музыки, за что я бесконечно благодарен организаторам фестиваля. В Москве и близко нет такого сооружения, как Летний амфитеатр. И я, как советник по культуре при мэре Москвы, говорю Лужкову: «Стыдно, но в Москве нет ни одного Летнего амфитеатра…»  Теперь подумайте: чтобы привезти всю эту ораву исполнителей, танцоров, техников, балет из разных стран, в том числе и из Африки, Египта — чего это все стоит в деньгах… Но пошел ведь на это президент Беларуси, чтобы обогатить свою культуру.  И я очень благодарен, что у вас патриотизм так развит,  что он руководит действиями тех людей, от которых многое зависит.
—Должна ли быть цензура в культуре?
— Это вопрос очень важный. Думаю, что должна. 9 июля, перед приездом в Витебск, я провел кастинг на международный конкурс «Пять звезд», в котором участвовали исполнители от 16 до 30 лет. Вроде бы все симпатичные, талантливые, но  что они поют! Выходит, например, молодая исполнительница, не помню ее псевдоним, и: «Губки бантиком, попка крантиком, грудки гоп ца-ца!» И это поет девушка, которой исполнился аж 21год?!  Я понимаю, что существует целый жанр песен, например, блатных, для вечеринок, но они не для того, чтобы их выносили на эстраду. Вот почему я согласен с тем, что должна быть художественная цензура. И не путайте, пожалуйста, ее с цензурой аракчеевской. Цензура — это художественный совет, который состоит из настоящих профессионалов — исполнителей, композиторов, писателей, поэтов… Я вспоминаю совершенно невероятный случай, когда на вечере памяти Петра Мироновича Машерова в Минске покойный, царство ему небесное, Мулявин Володя подошел ко мне и говорит: «Иосиф Давидович, поговори ты, пожалуйста, с министром культуры, он мне запрещает петь в этот вечер». Я спрашиваю: «Ты что, с ума сошел, кто тебе может запретить и почему?» А он отвечает: « Да потому, что у меня с собой инструмента нет, а я хочу петь под фонограмму, но он запрещает!» Потом, спустя годы, я был председателем в Государственной Думе и  боролся за тот закон, который запрещает петь под фонограмму. Но ведь  в те годы у Мулявина это просто такой случай был,  о «фанере» никто и не знал. И я считаю, что если министр культуры запрещает  такой глыбе, как Мулявин, петь под фонограмму, это большой показатель! И это не цензура, это настоящее творчество.
  И среди журналистов должна быть этика отношений. Журналист несет ответственность за то, что пишет. Как я несу ответственность за то, что я пою со сцены. Цензура нужна и для новостей, потому что  иногда такое напишут, что ужас. Какое кому дело, чем болен Кобзон? Ну, неужели других тем в стране нет: пишут, что у Кобзона ангина. Да пишите что угодно,пишите что у Кобзона геморрой, что он по утрам пьет кровь младенцев. Вам же больше нечем привлечь к себе внимание! Мне недавно позвонил журналист и говорит: вот вы сейчас находитесь в онкологическом центре на Каширке; расскажите, что сейчас с вами делают, в каком вы состоянии ? Я  сказал то, что обычно в таких случаях говорят мужчины. Ну почему вы, журналисты, не пишите, что у вас было утром со стулом?  Да потому, что вам интересно, когда загнется публичный человек, потому что вы все ангажированные. Я никогда не ругаюсь с женщинами. Я могу выяснять с ними отношения, но ругаться не стану. С вами, с журналистами, поругаюсь. И, если нужно, с удовольствием, как и с Жириновским.
– Что такое, по-вашему, популярность?
– Я уважаю популярность, когда она результат труда. Об исполнителе имеет смысл говорить по прошествии времени. Кто и какое место займет сегодня на фестивальном конкурсе, это важно только для исполнителей и их продюсеров. Важно проследить дальнейшую судьбу артиста, помочь ему впоследствии.
– Как вы относитесь к пародиям и как на них реагируете?
– Я не слышал ни одной злой пародии на себя. Они все смешные. Если пародируют, значит, не могут пройти мимо твоего творчества. Меня это не раздражает.
– Иосиф Давидович, вы занесены в «Книгу рекордов России» как самый титулованный артист страны. Вы академик гуманитарных наук, почетный профессор МГУ…
– Это награды чисто символические, я никогда не носил никаких наград. Горжусь тем, что в 1991 году я спас звание «Народный артист Советского Союза».
– Вы дали много благотворительных концертов для воинов-интернационалистов в Афганистане, выступали в Чернобыле в июне 1986 года…
– Я люблю быть первым. Первым из артистов я поехал в Афганистан,  совершил туда девять поездок, в Чернобыль. Для меня счастье помогать, общаться с людьми, находящимися в экстремальных условиях. Считаю, что долг артистов — быть рядом с этими людьми.
– Вы в шестой раз стали дедушкой?
– Да, у меня вырастают пять внучек и внук. У меня родился первый внук – Михаил. Всем своим внучкам я посвятил по песне. И у маленького  внука теперь тоже есть песня: «У меня родился внук, стало все светлей вокруг…»

Певец с удовольствием вспоминал о тех временах, когда песни сочиняли замечательные композиторы Френкель, Колмановский, Фрадкин, Островский, Бабаджанян, а стихи к ним писали талантливые поэты. "Хорошо еще, что нынешние творцы называют свои стихи к песням просто словами", — заметил Кобзон. По его мнению, современная эстрада не может похвалиться истинными шлягерами.
Но без неудобных вопросов на пресс-конференции все же не обошлось. Вездесущие журналисты разузнали, что по дороге в Витебск у Кобзона случился неприятный инцидент в поезде. Как выяснилось, певец попросил у проводницы чаю, а та предложила ему прежде заплатить за пачку печенья, которая в качестве угощения лежала на столике в купе. Такая ситуация возмутила народного артиста, несколько подпортив ему радость встречи со "Славянским базаром". Но зрительские аплодисменты на концертах сделали свое дело. Иосиф Кобзон вновь был счастлив. И чтобы окончательно сгладить железнодорожную бестактность, кто-то из витебских журналистов преподнес певцу знаменитый белорусский бальзам.

Владимир РЕПИК
Фото: Славы КИЧ



11/08/08 | просмотров: 2388 | Комментировать

© 2006-2019, bobruisk.org