ГлавнаяОбратная связьКарта сайта
Бобруйск // Вечерний Бобруйск // Бобруйские новости

Бобруйский хирург Сергей Жук выполнил уникальную операцию по приживлению оторваной руки.


Хирург Сергей Жук со своим пациентом Александром Манько, которому он реплантировал оторванную руку.


Реплантация (операция по приживлению различных частей тела) — для нашей страны явление еще новое. Несколько лет назад такие операции стали делать в республиканском центре пластической и реконструктивной микрохирургии в Минске. Потому информация о том, что в июне  в Бобруйской центральной больнице пострадавшему мужчине приживили кисть руки, безусловно, заслуживает внимания. А сделал эту уникальную для наших широт операцию хирург Сергей Жук.

 

— Сергей Николаевич, как вы решились на такой сложный эксперимент?

— Ежегодно на протяжении 25 лет, сколько существует эта больница, 3-5 человек трудоспособного возраста поступают сюда с отрезанными конечностями, пальцами... И до сих пор всем этим людям помогали одним способом — ампутацией. Я видел этих людей и понимал, насколько им тяжело. Ведь у многих после этого жизнь становится неполноценной. Вот эти мыли и подтолкнули меня решиться на столь непростой шаг.

— Но решение ваше не было спонтанным?

— Разумеется. Без навыков и опыта такую операцию провести невозможно. Три года я учился в Минске у известного профессора, доктора медицинских наук Владимира Николаевича Подгайского, который привез в Беларусь и развил направление пластической, реконструктивной, эстетической хирургии. Помимо этого я прошел первичную специализацию в Ярославле и Екатеринбурге — это лучшие школы на всем постсоветском пространстве. Так что, подобные операции мне не в диковинку.     

— Почему же тогда эта операция в Бобруйске была первой?

— Давайте разберемся, что нужно для проведения таких операций. Во-первых, обязательное моральное право, т.е. опыт. Плюс к этому — официальное разрешение и соответствующее оборудование. Если с двумя первыми пунктами у меня все в порядке (в мае этого года я прошел обучение на базе сердечно-сосудистого отделения областной больницы и получил разрешение на проведение сосудистых операций), то оборудования у нас практически нет. Чтобы пришить артерию, нужен микроскоп, увеличивающий хотя бы в 2,5 раза. Мы же все делали только при помощи своих глаз. Нитки использовали чуть толще положенного, иначе мы бы их просто не видели. Не хватало и множества вспомогательных средств, но мы как-то выкрутились, уложились  в два часа.

— Как долго длится курс послеоперационного восстановления?

— Больной еще в течение месяца проходил лечение в травматологическом отделении БЦБ. Сложно было удержать больного от курения, ведь у курящего при такой травме в 100 раз возрастает вероятность образования тромба! Жизнь руке мы сохранили, теперь ей нужно дать функцию. Для этого больного направили в 1-ю городскую больницу Могилева. Там «собрали» пятый палец, кости которого были раздроблены, и подготовили руку к последующей операции — по восстановлению сухожилий.

— А каковы прогнозы в таких случаях?

— Многое будет зависеть от самого пациента. Через боль, через усилия ему придется разрабатывать кисть. Как показывает практика, на полное восстановление уходит год-полтора. Хотя определенные ограничения все равно будут.

— Если придется, повторите свой опыт?

— Как я уже сказал, чтобы делать все такие операции в Бобруйске, необходимо оборудование. Я думаю, что нашему городу под силу решить эту проблему, и очень надеюсь, что данный вопрос не останется без внимания. 




Ирина РЯБОВА.

Фото Дмитрия МЯКИНА.


Кисть была отрезана полностью, расказывает постродавший


В тот злополучный июньский день житель Бобруйска Александр Манько трудился в СПК «Рассвет». Когда он работал на деревообрабатывающем станке, правая рука вдруг соскочила и вместо заготовки попала под режущие ножи. Кисть была отрезана полностью, с рукой она соединялась лишь маленьким кожным мостиком. Друзья-коллеги были в шоке, не знали, как поступить. Александр сам пережал руку первым, что попалось на глаза — шнуром от кипятильника, а болтающуюся кисть придерживал другой рукой. Его быстро повезли в Кировскую районную больницу. Там медики примотали кисть к руке и направили пострадавшего в центральную больницу Бобруйска. На консилиуме врачей первоначально стоял вопрос об ампутации. Но дежуривший в тот день хирург Жук предложил коллегам попробовать пришить отрезанную кисть. После недолгих колебаний было принято решение делать эту сложную операцию.

Как рассказывает сам Александр Манько, с его правой рукой постоянно случаются какие-то неприятности. В декабре прошлого года Александр готовил шашлыки — нанизывал мясо на шампуры. Вдруг рука соскочила и накололась на шампур. Тогда обошлось без медицинской помощи. Спустя пару месяцев пальцы правой руки попали в фуган — станок для стружки досок. Тогда пострадавшему в больнице оказали первую помощь, и в течение двух недель пальцы зажили. А в июне бедолагу поджидала новая, куда большая беда.

Александр говорит, что сейчас чувствует себя нормально. Уже успел выкопать всю картошку на огороде. До трагедии у него было хозяйство в деревне Мышковичи — бычок, куры, собака. Сейчас бычка пришлось продать, а за оставшимся присматривает пожилая мать. Многим вещам Александру приходится теперь учиться заново — кушать, писать, ведь он правша. «А самое трудное, — говорит он, — научиться бриться левой рукой».

Александр Манько очень благодарен докторам за то, что помогли ему сохранить руку. «Какая никакая, а все-таки на месте», — улыбаясь, говорит он.



04/09/07 | просмотров: 2214 | Комментировать

© 2006-2017, bobruisk.org