ГлавнаяОбратная связьКарта сайта
Бобруйск // Вечерний Бобруйск // Бобруйские новости

Человек и закон. Не думайте о сутках свысока.

Александр Абрамов, начальник изолятора временного содержания Бобруйского ОВД.
Александр Абрамов, начальник изолятора временного содержания Бобруйского ОВД.

Среди «нерадивых родителей» больше всего... женщин.
Среди «нерадивых родителей» больше всего... женщин.

В камеру можно попросить шашки.
В камеру можно попросить шашки.

Еще не тюрьма, уже не свобода.
Еще не тюрьма, уже не свобода.


Наряду с темами пьянства («А под дичь будешь?») и хулиганства («Простите, часовню тоже я разрушил?»), тему 15-ти суток очень любили обыгрывать в советском кино. После легендарной «Операции Ы и других приключений Шурика» зритель был уверен, что суровые будни «пятнадцатисуточников» сводятся к забавным догонялкам на стройке и сладкому сну после сытного обеда. Чем отличается кино от реальности, и как изменилась сама реальность со времен незабвенного Шурика – об этом мы беседуем с начальником изолятора временного содержания Бобруйского ОВД Александром Абрамовым.

— Тем, кому не улыбнулось бывать в вашем учреждении, интересуются: а какие задачи оно вообще выполняет?

— Сегодня в ИВС действуют две службы. Первая — это собственно изолятор временного содержания, где находятся граждане, подозреваемые в совершении преступления, а также лица, административно задержанные или арестованные. Вторая служба — это подразделение, которое обеспечивает конвоирование задержанных или арестованных на следственные действия и судебные заседания. В изоляторе работают 20 человек, в конвойном подразделении — 18.

— На сколько «посадочных мест» рассчитан бобруйский изолятор?

— На 83 места. Кстати, он не только бобруйский — мы обслуживаем Кировский, Глусский, Осиповичский и Кличевский РОВД.

— И эти места не пустуют?

— Заполняемость изолятора сегодня колеблется в пределах 90-95 процентов.

— Кем представлен его основной контингент?

— Преступления совершают разные лица, тут обобщать нельзя. Сейчас, например, в изоляторе находится четверо несовершеннолетних, а также три человека, подозреваемых в совершении убийства. Что же касается административных правонарушений, то, в основном, это лица, злоупотребляющие алкоголем — их или на улице задержали пьяными, или из дома привезли, где они дебош устроили.

В июне у нас появилась еще одна категория лиц — нерадивые родители, уклоняющиеся от работы, которых суд обязал возмещать государственные расходы на воспитание их детей. Они также подвергаются административному аресту и, согласно Декрету № 5, в обязательном порядке привлекаются к труду.

— А кого среди арестованных больше, мужчин или женщин?

— По подозрению в совершении преступления 80-90 процентов идут мужчины. За административные правонарушения к нам тоже чаще всего попадают мужчины. А вот среди обязанных лиц идут в основном женщины.

— У вас, наверное, есть и свои «завсегдатаи»?

— Конечно! Это и семейные скандалисты, и пьяницы, и те, кто идет по пятому декрету. Есть такие, кто «заезжает» чуть ли не каждый месяц. Иногда проводишь с человеком беседу и думаешь: ну, все, больше он к нам не попадет. А через неделю его привозят снова. Спрашиваешь, почему, а ответ один: «Запил!»

— В легендарной Гайдаевской комедии пятнадцатисуточников с утра развозят на работы: «Песчаный  карьер — два человека…». Как сегодня проводят день ваши «подопечные»?

— По закону административно арестованных можно трудоустраивать, но это стало бы проблемой для предприятий. Так что, сейчас они привлекаются, в основном, к уборке камер и помещений изолятора. Те, кто идет по Декрету № 5, выводятся на работы. Работают они, как правило, в БУКДЭП, обеспечивая чистку ливневых ям. Подозреваемых в совершении преступлений вообще нельзя никуда выводить — только на следственные действия и на прогулку. Арестованные имеют право на получение информации, поэтому днем у нас работает радио. Если у кого-то есть газеты, журналы — они могут их читать. В дежурной части находятся шашки и домино — их тоже можно попросить в камеру.

— Кстати, на сколько человек рассчитана камера?

— Все зависит от ее размера — по закону положено 2,5 метра на человека. Поэтому камеры у нас разные — от 2-х до 6-местных. В настоящее время решается вопрос о том, чтобы провести в них канализацию и водопровод.

— Кто оплачивает пребывание арестованного в изоляторе?

— Основная нагрузка ложится на областной бюджет. С арестованных мы удерживаем только деньги за питание — это около 6 тысяч в сутки.

— А питание нормальное?

— Трехразовое. На завтрак — каша с котлетой, на обед — первое, второе и чай, а на ужин — каша с компотом. Все продукты мы получаем из столовой «Чабарок».

— Жалоб от арестантов много поступает?

— Каждый день, по долгу службы, я посещаю камеры, спрашиваю у людей, нет ли каких-то жалоб. В основном люди жалуются на состояние здоровья. Жалоб по условиям содержания не было уже, наверное, в течение года.

— Случались ли в изоляторе из ряда вон выходящие эпизоды?

— Они, может, и случались, но я таковых не припомню (на должности начальника ИВС А. Абрамов работает с февраля 2009 года – прим. авт.). У нас установлены 26 видеокамер, и все, что происходит в изоляторе, записывается в архив. Записи хранятся месяц — при желании можно посмотреть. Но ничего интересного там нет.

— А побеги бывали?

— Нет. Вообще, последний побег на моей памяти имел место в восьмидесятые годы, когда конвоируемые, которых везли в суд, где-то в районе обувной фабрики вскрыли пол в автозаке и сбежали.

— Сколько суток по максимуму может сегодня схлопотать дебошир и пьяница?

— 15 суток. Как было, так и осталось.

Дмитрий РАСТАЕВ.

Фото автора.


За 15 суток — 10 килограммов

За свою молодую жизнь бобруйчанин Александр Ч. умудрился побывать в ИВС два раза. Его воспоминания об этом месте изобилуют бытовыми подробностями и лишены какого-то драматизма:

— Там самое большое неудобство то, что камеры не оборудованы канализацией. Утром выведут тебя в туалет, а потом целый день сиди и жди вечерней смены. Правда, в углу на всякий пожарный стоит ведро, но, сам понимаешь, пользоваться им нежелательно. В камере и без того воздух не горный, а если еще четыре мужика в ведро наделают, вообще будет газеваген.

Еще тяготит то, что время тянется долго — заняться-то практически нечем. Можно читать, конечно, но глаза быстро устают — лампочка очень тусклая. Если сокамерники интересные попадутся, то за разговорами день скоротать можно. Но, в основном, там все спят целыми днями.

Кстати, с сокамерниками отношения обычно складываются нормально — драк или мордобоя там практически не бывает. Туда ж не бандиты махровые попадают, а простые пьянчужки. Но зато, выйдя из изолятора, ты будешь знать все «точки» и «хаты» в городе.

Что касается отношения охранников, то здесь по-разному. Те, кто уже в годах, у кого за плечами жизненный опыт, к арестантам обычно относятся нормально, даже с пониманием. А у молодых — тех, кто еще жизни не видел — случается и грубое, пренебрежительное отношение.

И вот еще один парадокс. Кормят в изоляторе, конечно, не шашлыками, но, в принципе, наедаешься. Я, во всяком случае, голода там не чувствовал. Однако, выйдя на волю, обнаружил, что похудел на 10 килограммов. До сих пор не понимаю — с чего вдруг?



30/09/09 | просмотров: 1123 | Комментировать

© 2006-2017, bobruisk.org