ГлавнаяОбратная связьКарта сайта
Бобруйск // Вечерний Бобруйск // Бобруйские новости

Директор ИЧПТУП «Барро» Василий БАРАНЧУК: «Если у человека душа светлая, его испортить нельзя»

Директор ИЧПТУП «Барро» Василий Анатольевич Баранчук в гостях в редакции «Вечерки».
Директор ИЧПТУП «Барро» Василий Анатольевич Баранчук в гостях в редакции «Вечерки».

Дочь Наталья во время посещения Святой земли в Израиле. Здесь, у мамрийского дуба, Аврааму явилась Святая Троица.
Дочь Наталья во время посещения Святой земли в Израиле. Здесь, у мамрийского дуба, Аврааму явилась Святая Троица.

 В год своего 50-летия Василий Анатольевич совершил паломническую поездку в Девеево. На заднем плане — источник Серафима Саровского.
В год своего 50-летия Василий Анатольевич совершил паломническую поездку в Девеево. На заднем плане — источник Серафима Саровского.


Кратко о нашем госте

Родился: 15 августа 1956 года в д. Следюки Быховского района.

Учился: 8 классов закончил в белорусскоязычной школе д. Следюки, среднюю школу — в пос. Годылево Быховского района. В 1973-1978 гг. — учеба в Могилевском машиностроительном институте, в 1986-1988 гг. — в Академии руководящих кадров МВД СССР в Москве.

Работал: на Могилевском лифтостроительном заводе, в аппарате управления внутренних дел Могилевского облисполкома, Бобруйской воспитательно-трудовой колонии, лечебно-трудовом профилакторий г. Бобруйска, вновь в воспитательно-трудовой колонии. В середине 90-х годов выступил соучредителем фирм  «Пралеска» и «Барро», которые работают до настоящего времени.

Семейное положение: женат, с женой Ольгой Ивановной вырастили дочь (Наталья сейчас послушница при монастыре в Жировичах), сын Иоанн школьник, ему 12 лет.


«Специфику будущей работы представлял слабо»

— Василий Анатольевич, обычно в начале нашей встречи гости рассказывают о себе…

— Родился я  в обычной крестьянской семье.  Кроме меня,  есть еще два младших брата. Мать работала учетчицей на ферме, принимала молоко, а отец на узкоколейке торфопредприятия в  Годылево. В 9-10 классы ездил на велосипеде за два с половиной километра. Может быть, эти ежедневные поездки и определили мое серьезное в дальнейшем увлечение спортом.

В 1973 году я поступил в Могилевский машиностроительный институт на  специальность «Автомобили и автомобильное хозяйство». В 1978-м его закончил и, поскольку был членом сборной  области по биатлону и требовалось защищать спортивную честь Могилевщины, получил распределение на Могилевский лифтостроительный завод — чтобы имел возможность тренироваться. Но здесь начались ведомственные разногласия. Завод относился к спортивному обществу «Красное Знамя», а я тренировался и выступал в «Динамо». Каждое ведомство искало выгод для себя. В итоге мне предложили перейти на службу в МВД. В апреле 1979 года я перешел в отдел исправительно-трудовых учреждений Управления внутренних дел облисполкома. Тогда я слабо представлял специфику будущей работы, отвечал за технику безопасности в исправительных учреждениях области. Потом мне стали поручать более ответственные задачи.

В 1979 году родилась дочь. Я еще тренировался, но пришло время определиться, чем серьезно заниматься — спортом или службой. Выбрал службу. В 1982 году мне предложили переехать в Бобруйск и занять должность главного инженера воспитательной колони УЖ-15/2. В то время я понимал, что моя спортивная карьера заканчивается, хотя еще тренировался, был кандидатом в мастера спорта. В колонии изготавливали основания микросхем для оборонной промышленности. Первым моим наставником в Бобруйске был начальник колонии Иван Иванович Белоусов. Я и сейчас поддерживаю с ним связи.

Отработав там четыре года, поступил в Академию руководящих кадров в Москве и через два года закончил ее. Это учебное заведение готовило специалистов-руководителей из числа имеющих высшее образование, потому и такой краткий срок обучения. После окончания Академии вновь приехал в отдел управления внутренних дел облисполкома, в котором когда-то начинал службу в МВД, и скоро снова, как несколько лет назад, прибыл в Бобруйск, на этот раз руководителем предприятия, находившегося в стенах ЛТП. Выпускали фотошаблоны для интегральных микросхем. В январе 1990 г., после того, как ЛТП упразднили, меня перевели в УЖ-15/2, где я, как и в ЛТП, тоже руководил производством. В колонии на различных работах было задействовано около 500 человек, но после того, как  производство и оборудование из ЛТП перевели в колонию, то уже работало до 2 тысяч осужденных. Выпускали интегральные микросхемы, матрацы, были деревообработка, швейное производство и т.д.

«Сначала читаем «Отче наш», а потом обедаем»

— Вы глубоко верующий человек. При этом работали в учреждении, скажем так, далеком от милосердия. Как удалось не растерять духовность?

— Конечно, на «зоне» внешние факторы оказывают свое влияние. Ты можешь прогневаться, тем самым совершить грех, можешь сделать кому-то добро, которое другими воспримется, как зло, поскольку кто-то от этого может пострадать. Но все же, если у человека душа светлая, то внешние факторы окончательно испортить  не могут. И особенно, если человек старается жить по заповедям Божиим.

— Как, с чего начался ваш путь к Богу?

— Сначала в церковь пошли жена и дочь, а уже потом я. Дочери сейчас 30 лет, и она 9 лет живет в Жировичах под Слонимом, два последних года — послушница при монастыре, давно собирается стать монахиней.

— Как вы, отец, отнеслись к такому выбору дочери?

— Нормально. Женщина спасается или деторождением, или служением Богу. Она выбрала служение.

— А вы десятину Богу отдаете?

— Да. Жертвую в церковную скарбонку, покупаю свечи, книги, иконы. Все, что дарю близким, стараюсь приобретать в церкви.

— А предприятие, которое вы возглавляете, оказывает кому-нибудь спонсорскую помощь?

— Да, мы оказываем посильную помощь духовно-просветительскому центру Свято-Николо-Софийского храма на Красноармейской, в котором я на общественных началах являюсь директором. За создание этого центра отмечен высшей наградой Белорусской православной церкви — орденом Кирилла Туровского.

— Кстати, это новое и сложное образование: церковь и школа объединены в одной структуре. Хотя, церковь у нас по Конституции отлучена от государства…

— Между городским отделом образования и церковью подписано соглашение о том, что гимназия дает детям светское образование, а духовный центр — духовно-христианское. Это соглашение одобрено  областным управлением образования. Подобные образовательные формы стали возникать и в других городах. Так, к нам для перенятия опыта приезжали из таких же гимназий Могилева, Мозыря и Минска.

— Влияет ли в вашей фирме фактор веры при приеме человека на работу?

— В принципе не влияет, но что касается моих заместителей, то они должны быть верующими людьми. Когда обед на фирме, сначала читаем «Отче наш», а потом обедаем.

— Обед за счет фирмы?

— Нет. Я давно об этом мечтаю, но пока — увы…. Думаю, если будем так работать и дальше, то получится.

«Климат для бизнеса — благоприятный»

— Когда возникла идея организовать свой бизнес, уйти, так сказать, в свободное плавание?

— Когда стал постоянно ходить в храм, больше стал думать о завершении карьеры. И мама постоянно за меня переживала, просила, чтобы я ушел со службы. А к своим родителям я очень прислушивался. Это сейчас и малые дети, и взрослые капризничают, идут наперекор, а я отца и мать называл на «вы». И если они говорили, что надо сделать то и то, я беспрекословно подчинялся. Двоюродный брат, москвич, тоже давно склонял меня на совместный бизнес. К тому времени и опыта уже было достаточно. И вот в 39 лет, при 22 годах офицерского стажа, в должности подполковника я подал рапорт об увольнении в запас и ушел на пенсию. После этого основал два предприятия: «Пралеска», в котором являюсь учредителем, и «Барро», которое учредил вместе с моим двоюродным братом из Москвы…

— А что означает это слово?

— «Бар» — Баранчуки и «ро» — родственники.

— Понятно, на Западе это «Ко»... И сразу у вас все пошло, как по маслу?

— Сначала мы покупали матрасы, отправляли их в Москву, возили туда мебель, затем основали собственное мебельное производство, закупили станки для изготовления матрасов. Одно из неудобств начального периода — производство было разбросано по всему городу: в УПП глухих, в микрорайоне «Западный», детской колонии, на фирме «Алмаз». Это очень неудобно: при завозе материалов или вывозе готовой продукции из колонии сложно было быстро пройти контроль, особенно в ночное время. Сейчас все сконцентрировано в одном месте — на 5-м километре Минского шоссе, на территории бывшего СУ-82 стройтреста №13.

— А как с качеством у вас?

— Естественно, качество с годами возрастало. Со временем мы вынуждены были отказаться от неквалифицированного ручного труда осужденных, закупили новые станки, требовавшие иной квалификации и иного отношения к работе. Сейчас мы изготавливаем матрасы от «А» до «Я», получили международный сертификат качества ИСО-9001, другие наши конкуренты на российском и белорусском рынке такого сертификата не имеют. К тому же наши матрасы самые дешевые на всем постсоветском пространстве. Я считаю, что мы должны выпускать продукцию на любой вкус, дать покупателю, по его желанию, и дорогие изделия, и дешевые.

— Кризис как-то повлиял на ваши рынки сбыта?

— Самым успешным для нас был 2008-й год, когда темпы роста составили 58 процентов к 2007-му, затем весной был спад, а сейчас снова вышли на уровень прошлого года. До кризиса мы поставляли продукцию в Россию, Чехию и Литву. Сейчас Чехия и Литва отошли. Но в Россию отправляем по-прежнему, ищем новые возможности для сбыта в Брянске, Орле, Смоленске, «отрабатываем» Калугу, куда поставили опытную партию продукции. Использовали возможность, которую предоставило правительство, — рассчитываться с партнерами посредством бартера. С «Бобруйскмебелью» и «Фандоком» договорились о том, что они используют наши матрасы, а мы будем продвигать их продукцию, причем не только в нашей республике, но и в России.

— Что с зарплатой в это трудное время?

— В самые сложные для нас месяцы, март, апрель и май этого года объем производства снизился на 30 процентов, соответственно снизилась и зарплата. Сейчас объем выпуска продукции растет, и зарплата снова поднимается, на квалифицированных работах она до 1,5 миллиона рублей при средней по фирме 600-700 тысяч.

— На каком счету «Барро» в городе?

— Этой весной нас в горисполкоме поругивали за спад. Сейчас мы подтянулись. А вообще и фирма, и я не раз признавались лауреатами и победителями конкурсов по итогам года.

— Как вы оцениваете климат для развития предпринимательства в нашей республике?

— Благоприятный. Система регистрации у нас лучше, чем в России. Недовольными могут быть только те, кто хочет зарабатывать легкие деньги. А они должны зарабатываться с трудом. Конечно, если сравнить систему налогообложения с российской, то наша уступает. Но при желании работать можно. С точки зрения христианских святых отцов, самая лучшая власть — царская. При ней обеспечивается единоначалие. Как у Бога: Господь, архангелы, ангелы. Такое подчинение должно быть и на земле, тогда мы будем жить хорошо. А если рассуждать, что одно лучше, другое — хуже, порядка не будет.

«Люблю баню, ходить в лес»

— Чему вы посвящаете свое свободное время?


— Церкви и чтению. Читаю духовную и экономическую литературу, такие экономические издания, как «Экономическая среда», «Беларусь и рынок», «Белгазета», «Директор». С женой любим повозиться на огороде в деревне Кончаны, где мы живем. У нас 16 соток земли, хотя финансовое положение позволяет все покупать в магазине. Еще люблю баню, ходить в лес по грибы и ягоды. После инфаркта в 2007 году врачи порекомендовали чаще прогуливаться на свежем воздухе. Что я и делаю с большим удовольствием.

— А как вы относитесь к вредным привычкам?

— Отрицательно. На предприятии с этим боремся нещадно. Хотя для курящих есть беседка.

— Неужели вы никогда не курили?

— Почему? Баловался в детстве. Серьезно курил с 26 лет до поступления в академию, когда работал на зоне, и моральный климат был сложным. После того, как бросил курить и стал тренироваться, в 31 год выполнил норматив мастера спорта по лыжным гонкам. А до того был кандидатом в мастера.

— А как насчет водки, вина?

— Одно из чудес, которое сотворил Господь, — он превратил воду в вино. То есть, пить не возбраняется. Но при этом нужно иметь волю и разум.


Наша анкета

Кто вы по знаку Зодиака?

— Как верующий человек, я никаких знаков не признаю.

Ваш любимый цвет?

— Желтый и голубой. В церкви голубой цвет — цвет вечности, а желтый — цвет любви, тепла, радости.

Ваше любимое блюдо?

— Рыба. В последнее время в особенности — шашлык из рыбы.

Что любите выпить?

— Зеленый чай, а из спиртного сухое вино.

Ваше любимое животное?

— Кошки. Сейчас у нас в доме четыре котенка и две взрослых кошки.

Какую музыку любите послушать?

— Церковное пение, чтобы без аккомпанемента, или церковные песни под гитару — Жанна Бичевская, иеромонах Роман.

Фильмы, которые вам запомнились?

— «Остров». И из последних — «Тарас Бульба».

Какие книги любите читать?

— Раньше любил познавательную литературу, а сейчас, как я уже говорил, церковную и экономическую.

Верите ли в жизнь после смерти?

— Конечно, иначе каким бы я был верующим.

Где бы вы хотели побывать?

— Я трижды бывал в Иерусалиме, и в этом году в храме Воскресения Господня мне посчастливилось присутствовать на схождении благодатного огня… Теперь мне хотелось бы побывать на Афоне.

Александр МАЗУРЕНКО.

Фото Валентина СЫСОЯ и из семейного архива гостя.



08/09/09 | просмотров: 1865 | Комментировать

Alesya

Tak i ne ponyala chto za firma takaya "Barro"... i chem ona zanimaetsa?

© 2006-2017, bobruisk.org