ГлавнаяОбратная связьКарта сайта
Бобруйск // Вечерний Бобруйск // Бобруйские новости

ОБА-НА, БАРАК!

на бобруйщине обнаружен «американский» поселок


Баба Зоя: «А что, симпатичный мужчина…»
Баба Зоя: «А что, симпатичный мужчина…»

Раиса Берестень (слева): «Ну, хлопцы, по чарцы?»
Раиса Берестень (слева): «Ну, хлопцы, по чарцы?»

Толик Черный: «А на Зорьке слабо поскакать?»
Толик Черный: «А на Зорьке слабо поскакать?»

Зинаида Лачева: «Ой, а вы, наверное, из газеты...»
Зинаида Лачева: «Ой, а вы, наверное, из газеты...»

Игорь Скороботов: «К приезду интуристов будет чисто...»
Игорь Скороботов: «К приезду интуристов будет чисто...»

Нина Манько — образец оптимизма.
Нина Манько — образец оптимизма.


Недавно жители крохотного японского городка проснулись счастливыми. А все потому, что их городок теперь одноименный с новым президентом Америки. Сегодня аборигены Обамы носят майки с надписью «I love Obama», пекут лепешки с его изображением, в сувенирных лавках продают кукольных Обам, а городской парк переименовали в «Обама-парк». Кроме того, они ждут, что популярность Обамы привлечет в их город толпы туристов.

Нам, бобруйчанам, завидовать японской Обама-маме не след — у нас у самих под боком сокровище то еще! В канун инаугурации 44-го президента США журналисты «Вечернего Бобруйска» стали первыми, кто проторил экскурсионную тропку в поселок со всемирно известным именем Барак — а заодно и проверили, готова ли будущая туристическая Мекка к приему паломников.

Reception дает добро

Первая забота хозяев — разместить гостей с комфортом. По приезду в Барак взгляд наш упал на ряд желтых домиков, журавлиным клином скользящих наискось от дороги. Это — один из первых агрогородков Бобруйщины. Не «Hilton», конечно, но...

Несмотря на ранний час жители желтых домиков уже на ногах. Большинство обитателей здешних мест — работники СПК «Колхоз им. Дзержинского», а в колхозе труды начинаются затемно. Слесарь Игорь Скороботов стесняется приглашать нас внутрь:

— Мы недавно сюда переехали, еще не обустроились…

Переступив порог и осмотревшись, констатируем: в крайнем случае, иностранным туристам можно будет ставить в путевках пометку «экстрим». Ну, или хотя бы стены в домах оклеить обоями.

«Супермаркет» на обочине

Центр цивилизации в Бараке — магазин № 80 Бобруйского райпо. Именно здесь сходятся и расходятся все информационные потоки. Заведующая магазином, смешливая женщина в пуховом платке, понимающе нам подмигивает:

— А вы, наверное, из газеты…

— И как вы догадались?

— Так у вас с собой фотоаппарат!

— А вдруг мы шпионы?

— Та! Чего тут у нас шпионить...

Если завтра в Бараке случится наплыв туристов, магазин, которым заведует Зинаида Лачева, по меньшей мере, сутки сможет выдержать их осаду. Ассортимент здесь, конечно, не супермаркет, но все, необходимое — от колбас с апельсинами до ведер с лопатами — имеется. Ну, а пока туристов на горизонте не видно, Зинаида Николаевна жалуется на конкуренцию со стороны заезжих автолавок:

— Конечно, бабкам удобно, когда прямо к дому им подвозят хлеб, масло, сахар... Чего после этого в магазин тащиться? А у нас и так товарооборот небольшой — около 10 миллионов в месяц. Это в городе магазины за счет выпивки себе выручку делают, а в Бараке народ тверёзый. Да и сколько того народу…

Не даром медали дояркам давали

Малочисленность жителей Барака — всего 24 человека — компенсируется их оптимизмом. У доярки Нины Манько бодрости хватит на сотню заезжих угрюмцев. Несмотря на годы она еще не прочь позаигрывать. «Хлопец, а щелкни меня! — со смехом хватает она за рукав нашего фотографа. — Эх, жаль награды дома лежат…».

— А что, много у вас наград?

— Целая коробка! Орден Трудового Красного Знамени и медалёв до х…в.

Видя улыбки на наших лицах, Нина Николаевна улыбается в ответ:

— Э-э, хлопцы, с моё на ферме поработайте, не только матом ругаться научитесь…

Пенсию баба Нина получает справную — полмиллиона — но вся она расходится до рубля: в городе живет сын-инвалид, которому надо помогать. «У меня в горбачевское время 20 тысяч старыми «сгорели» на книжке, — машет она рукой. — Так теперь мне все кризисы до ж…ы».

Вокруг света

Если прибывшие в Барак туристы решат вечерком погулять по Бродвею — в поселке его роль выполняет улица Московская — сделать им это будет непросто: из четырех «бродвейских» фонарей два не горят совсем, а два, по выражению сельчан, «квохают». Галина Владимировна Бируля — баба Галя — как раз живет под таким «квохающим» фонарем.

— Мы уже третий месяц с этим мучаемся. Страшно! Зимой ночи долгие, темные. И сама на улицу не выйдешь, и дома сидишь — боишься: а вдруг по этой темре кто-то в хату к тебе полезет?

Жители улицы не раз обращались за помощью в Бортниковский сельсовет, но все без толку — тьма и ныне там.

— Позвоню им сегодня еще раз, а если не сделают, буду писать Лукашенко! — грозится баба Галя. — Не поможет Лукашенко, так и Обаме вашему напишу.

Из-за неполадок с уличным освещением в поселке Барак, чего доброго, может разгореться международный скандал. По-моему, проще починить фонари.

Жыве «баракаýка»!

Но ничто так не согревает душу путешественника, как хлебосольство хозяев. Уже на выезде из поселка мы встречаем мужичка, держащегося за бок.

— В Коляды с горки на…нулся — теперь все кости болят, — горько усмехается он.

— А что это хозяин гостей в хату не зовет? — слышим мы за спиной приятный женский голос. — Давайте, давайте гости дорогие… Выпьем по чарочке, съедим по шкварочке… Будем Коляды справлять.

В хате уже накрыт стол, в воздухе царит волнующий запах жареного мяса. От чарочки пробуем отказаться — как-никак на работе, а директиву № 1 еще никто не отменял. Но хозяйка выносит из кухни миску жареной кровянки — домашней, без усилителей вкуса и консервантов. Взглянув на неё, обреченно вздыхаю: «Эх, под такую закусь грех рюмочку не шарахнуть…».

— А есть у вас свой, домашний самогон? — интересуюсь я после второй.

— Хотите попробовать? Сейчас принесу… — и хозяйка исчезает в сенях. Через минуту она возвращается с бутыльком, в котором плещется ясная, как слеза, жидкость. Я насыпаю стопочку, опрокидываю в рот и… О-о-ох, родимый ты мой! Нет, земляки, никакая заводская водка, даже самая разочищенная, не сравнится с деревенским самогоном. Он хоть и крепче ее, а пьется, как поётся — и не кривишься после глотка, не тукаешься носом в рукав. В общем, если и есть у нас национальный напиток, то это он — самогон деревенский.

— Вот пусть бы всем сейчас разрешили гнать для своих нужд, — говорит хозяйка дома Раиса Васильевна Берестень. — Что такое заводская водка? Спирт с водой. А у нас — живой продукт…

И то, верно. В конце концов, почему англичане могут гнать виски — по сути, ячменный первач — а мы, белорусы, свою «бараковку» нет?

Не туды Барак

Разумеется, поселок назван так совсем по другому поводу: старожилы утверждают, что еще в первую мировую здесь был отстроен барак для польских солдат. Потом солдаты ушли, а строение осталось. Выросший вокруг него поселок долго над именем не размышлял. А история вон, как повернулась... Ну, и кто теперь рискнет послать «в Бабруйск жывотнае», зная, что рядом стоит посёлок, одноименный американскому президенту?

На прощание Толик Чёрный — тот самый, с поломанным боком — обнимает нас по-дружески и со слезами на глазах просит:

— Хлопцы, ну вы это… Не забывайте… Приезжайте еще…

А это, значит, гостям Барак будет рад. Турфирмы, готовьте буклеты!

Дмитрий РАСТАЕВ.

Фото Дмитрия ГОРЕЛИКА. 



21/01/09 | просмотров: 1518 | Комментировать

© 2006-2017, bobruisk.org