ГлавнаяОбратная связьКарта сайта
Бобруйск // Вечерний Бобруйск // Герои былых времен

«Аксакал» строительной отрасли.

Мечислава Аркадьевича Клецкого знают в нашем городе многие. В разные годы он работал главным механиком завода стройдеталей треста № 13, начальником ремонтно-механического цеха завода сборного железобетона № 2, начальником СУ-136, заместителем управляющего строительным трестом № 13 по снабжению...
Уже 8 лет Мечислав Аркадьевич не работает. На заслуженном отдыхе и его жена, Алла Александровна, в прошлом — директор СОШ № 19. Теперь их заботы — о двух дочерях и трех внуках. Но дети живут в России...
Мы встретились с М. Клецким, чтобы вспомнить былое.

 
«Сын польского шпиона»
Изначально судьба сулила Мечиславу хорошую, безбедную жизнь. Родители — зажиточные крестьяне польского происхождения — в деревне Малково Глусского района с нетерпением ждали третьего ребенка и надеялись, что это будет сын, помощник…
Однако сталинская репрессивная машина уже набирала ход. В мае 1933 года из райцентра приехали люди в форме и забрали отца, Аркадия Степановича. Как потом узнали родные, его осудили как польского шпиона. Хотя у «шпиона» было всего четыре класса образования… Мечислав родился через полмесяца после ареста отца.
Вскоре последовала новая директива — семьи польских шпионов отселить в более отдаленные области.
Мать Мечислава, Мария Касперовна, не спешила выезжать. Да и как это — бросить все нажитое, дом, огород, хозяйство и с тремя детьми отправиться неизвестно куда? Думала, что попугают и оставят в покое. Однако скоро приехали «уполномоченные»: «Собирайтесь».
Все, что можно было, женщина собрала, погрузила в телегу, усадила детей, и поехали в Бобруйск. Дорога проходила мимо колхозного поля, где в это время работали соседи и родственники. Те побоялись подойти, попрощаться, только помахали вслед рукой да заплакали.
Пожив некоторое время у двоюродной сестры отца, мать купила полдома. Как жене врага народа на работу ее не брали. Занимались огородом, носили на рынок овощи и фрукты.
Мечислав рос слабым, болезненным ребенком. Однажды соседка, посмотрев на мальчика, дала матери совет: заведи козу, ребенку нужно молоко, иначе не выживет. Благодаря козе он выздоровел.
А отец в это время строил Беломоро-Балтийский канал. Там, где люди умирали, как мухи, где их хоронили штабелями, ему несказанно повезло: как крестьянину, ничего не знавшему, кроме крестьянского труда, ему доверили лошадь. Быть с вожжами на той страшной стройке — это не с киркой или лопатой. К лошадям там относились куда гуманнее, чем к людям.
В 1939-м году отец, которого Мечислав до того не видел, вернулся. Жить стало легче. Но началась война. Отца в числе первых отправили в тыл, за Урал. Мать снова осталась с тремя детьми. И снова ей приходилось рассчитывать на свои силы. Из сахара варила конфеты, из костей — мыло, все это продавала…
В 1946-м году домой вернулся отец. После смерти Сталина Аркадия Степановича реабилитировали.

«Мы к тебе присмотрелись…»
После войны Мечислав окончил Бобруйский механико-технологический техникум, работал в Архангельске, учился на вечернем отделении лесотехнического института, служил срочную службу в Заполярье... Потом приехал в родной город, перевелся на учебу в Белорусский технологический институт.
Сразу устроиться на работу не получилось, и он, как активный комсомолец, пошел в горком комсомола.
— Вот и хорошо, — обрадовались там, — пойдешь рабочим на завод стройдеталей треста № 13 и возглавишь там комсомольскую организацию.
Пошел, возглавил. Через месяц он стал главным механиком этого завода.
Город разрастался. Тресту нужна была мощная производственная база. Для этого был построен завод сборного железобетона № 2 по ул. Чехова, и Клецкого назначают туда начальником ремонтно-механического цеха. В 1964 году новое назначение — начальником СУ № 136. В целях снижения затрат молодой начальник сумел добиться передачи на свой баланс карьера в Киселевичах. Это означало, что теперь песок и гравий для стройки стали бесплатными. До сих пор тепло вспоминает Мечислав Аркадьевич поддержку, которую ему оказали опытные руководители-строители Георгий Павлович Колоколов и Владимир Тимофеевич Шкабров.
Довелось поработать Клецкому и начальником пускового комплекса по вводу 2-й очереди Осиповичского картонно-рубероидного комбината. Это было в 1972 году.
А когда вернулся в родной город…
— Мы к тебе присмотрелись, увидели, что ты можешь… — сказал ему управляющий стройтрестом № 13 Александр Николаевич Литвинко.
И предложил занять должность своего заместителя по снабжению. Мечислав Аркадьевич согласился, хотя знал, что должность хлопотная, от него теперь будет зависеть обеспеченность всех строительных подразделений работой, механизмами, транспортом, инструментами, стройматериалами.
Он отработал замом по снабжению более 22 лет. А всего в тресте — 44 года.
— Многие вопросы приходилось решать через Минск, — вспоминает сегодня Клецкий. — Но многое решали. Горжусь тем, что обеспечивал всем необходимым строительство таких важных объектов, как четыре завода шинного комбината, а также всей микроструктуры БШК — жилые дома, общежития, профтехучилище, техникум, дворец культуры, санаторий-профилакторий, пионерский лагерь, троллейбусная линия. С первого колышка и до ввода в эксплуатацию курировал строительство заводов «Бобруйскагромаш», ТДиА, ГСКТБ, цехов ПО «Бобруйскдрев», трикотажной, обувной фабрик, кожевенного комбината, «Красного пищевика», мясокобината, хлебозавода, мелькомбината, объектов здравоохранения и образования, даже некоторых в Осиповичах! А главное — построили собственную производственную базу стройтреста № 13: базы УПТК с подъездными железнодорожными путями, складскими помещениями, площадками открытого хранения, с цехами — лесопильным, столярным, по производству товарной арматуры и металлоизделий, колерной мастерской...
Во второй половине 80-х годов на территории УПТК была построена установка по производству вспученного перлита, ценнейшего утеплителя для строительства. Работа этой установки позволила бы существенно улучшить материальное обеспечение строительной отрасли. Однако после выпуска первой партии перлита для членов госкомиссии дорогостоящая установка была остановлена и… списана.
А затем и в городе стало прекращаться строительство промышленных объектов. Дорогостоящая техника распродавалась, объекты передавались на баланс других организаций, у строителей не было работы, и они увольнялись, ездили торговать в Польшу…
Тепарь это в прошлом. Мечислав Аркадьевич доволен тем, что сегодня делается для благоустройства Бобруйска. Но, признается, что никогда не признавал и признать не сможет развал некогда могучего государства. От этого, убежден он, строительная отрасль до сих пор не может оправиться.  

Александр МАЗУРЕНКО.
Фото Дмитрия МЯКИНА и из семейного архива М. А. Клецкого.


11/08/08 | просмотров: 5135 | Комментировать

© 2006-2018, bobruisk.org